Нейрорайтер: Сценарий для Апокалипсиса

Размер шрифта: - +

3. Светозар. Неясные перспективы

Клиент погружался в забытьё на разложенном псевдо-медицинском кресле с автоматическим управлением. Светозару казалось, что у этого полноватого Егора, устроившегося на роботизированной лежанке, густые усики слегка топорщились.

– Ну вот, судя по датчикам, мы вогнали клиента в REM-фазу, – заметил шеф Артём, и на его непропорциональном лице отразилось удовлетворение. – А пока машина грузит ему под корку твой великолепный трек, давай немного глянем подноготную нашего толстосума!

Это предложение понравилось Светозару. Природное любопытство шефа он связывал с его небольшим ростом. Хотя и сам грешил тем же – в обоих смыслах.

Артём потыкал пальцами на сенсоре, загоняя нанобот глубже в мозг клиента. А пока не появился результат, шеф отметил между делом:

– Кстати, после просмотра я подумал, что этот трек – одна из лучших твоих работ. Серьёзно! – По глазам стало видно, что Артём не шутит.

У Светозара сразу потеплело в груди.

– Что ж, приятно слышать! – Лёгкая улыбка появилась на его лице.

В принципе, он и так знал про себя, что пишет нейротреки лучше всех, что другие авторы – просто бездарности, продвинутые по блату, графоманы, рвущиеся во все дыры, и что только он – нейрорайтер от бога, которому уготовано лучшее будущее! Но лишнее подтверждение этому из уст шефа, тем не менее, чрезвычайно согревало душу!

Однако Артём вмиг забыл про похвалы, как только на экране большого настенного монитора показались сероватые клетки мозга клиента.

– Так, вот в этом участке должны быть воспоминания детства, – переключился шеф.

Светозар меж тем глянул на клиента и отметил, как у полненького типа под опущенными веками забегали зрачки. Выходит, трек начал загружаться и «картинка пошла». Клиент зажил новой необычайной жизнью, реальной сильнее всякой реальности!

Информация напрямую слилась с нейронами. Потому-то её автора и назвали когда-то нейрорайтером. Но пока шёл процесс в одном участке мозга, можно было аккуратно заглянуть в другой – этим порой и пользовались сотрудники «Real Life».

На экране разрез мозга сменился картинкой воспоминаний детства толстячка. Вот перед ним простирается свалка с заброшенным бежевым строением в два этажа с разбитыми окнами. Он бежит, спотыкается и падает в кучу мусора. Изображение размыто – память с годами тускнеет.

Вот его окружают три девочки лет десяти.

– Ну чо, доигрался, жирный! – говорит одна и пинает его в живот.

Вторая достаёт старинный ручной мобильник и начинает снимать на камеру.

Третья с помощью первой поднимает полненького за шкирку и, рыжая, веснушчатая, нагло смеясь, бьёт острой коленкой прямо в пах.

– Будешь знать, как за девочками в раздевалке подглядывать! – приговаривает она.

Светозар поморщился. Картинка сменилась, начался другой эпизод.

Вот несчастный смотрит на мать, лежащую в гробу. Лицо женщины впалое и с жуткой миной.

Светозару вдруг стало тошно. Глядеть на трупы он явно не любил. Ещё с той самой поры, как умерла его собственная мать.

– Мне надо выйти! – бросил он и, поднявшись, быстро покинул аппаратную.

Оказавшись в едва освещенном холле, Светозар наткнулся на робота-развозчика кофе, постоянно курсирующего по холлу. Приятный аромат бодрящего напитка втянулся в ноздри. Приложив к сканеру свою ладонь, Светозар позволил роботу списать со счёта стоимость одной кружки кофе. Стаканчик, поданный механической конечностью, Светозар осушил в три захода. Кофе оказался вкусным, но не горячим.

Собственные воспоминания нахлынули некстати. Мать умерла, когда Светозару едва исполнилось шестнадцать лет. Её накрыло взрывом во время теракта на превосходном южном курорте, где до этого они только купались и загорали, кушали и спали. Он выжил из-за того, что отлучился в туалет. Потом пришлось лететь домой в одном самолёте с трупом матери. Отец Светозара исчез из виду с незапамятных времён.

Это сейчас заиметь собственного ребёнка из инкубатора с заранее оговоренными параметрами может любой желающий, будь то хоть гермафродит! Достаточно лишь перевести на счёт Центра Инкубации солидный куш. А раньше, лет тридцать пять назад, когда Светозар родился, младенцы ещё появлялись на свет от настоящих матерей. И когда ты взрослел, то с годами понимал, что единственная самая лучшая, самая любимая, самая прекрасная женщина в твоей жизни – это та, которая выносила тебя в своём чреве!

Светозар лёгким движением руки отправил опустошенный стакан в уничтожитель и заглянул в аппаратную, чтобы попрощаться с шефом. Нейрорайтеру очень захотелось просто окунуться в нутро своей квартиры. Артём, конечно, удивился, но, пожав плечами, развёл руками. Дескать, можешь идти отдыхать, через пару дней сброшу новый заказ!

Светозар с каким-то облегчением внутри сразу спустился на подземную парковку. Тем временем в айфон-линзах всплыло сообщение о том, что его счёт подрос на внушительную сумму. «Ну что ж, отлично, вот и гонорар за толстячка упал!»

На парковке близ автомобиля Светозара тёрся какой-то долговязый тип в чёрном плаще. Нейрорайтер насторожился. Что за личность? Откуда здесь? Завидев Светозара, тип сделал несколько шагов навстречу. Улыбчивое лицо со впалыми щеками, без головного убора, густые светлые брови и короткий каштановый пробор. Правильные черты, цепкий взгляд. И нулевая идентификация личности айфон-линзами! Как может человек не присутствовать в соцсетях?!



Владимир Молотов

Отредактировано: 20.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться