Нейросеть

Размер шрифта: - +

5

5

В этот раз на меня нападать не стали. По крайней мере, я даже хвоста за собой не заметил, не смотря на все слова Дикаря о том, что в Адской Долине полным-полно наемников. Может, и вправду то нападение было не больше чем случайностью?

Я стянул виртуальный шлем, потер глаза. В голове был легкий туман, осадок после сетевого путешествия.

— Виртуальная сессия завершена, — сообщил компьютер. — Идет сохранение параметров. Куда прикажете переместить сохраненный файл?

«Антивирус Дикаря», — догадался я.

— На личный сервер. После сохранения архива просканируй. Если все нормально, распакуй и установи на основную машину.

— Принято.

— И соверши перевод, — вспомнил я, и продиктовал счет Дикаря и размер суммы.

Настроение чуть упало. Вот так и отдаются долги, сжигаются за спиной мосты, исчезают знакомые люди. Шаг за шагом к одиночеству…

— Внимание, — наябедничал компьютер, — на вашу систему была совершена вирусная атака!

Я нахмурился.

— Когда?

— Сорок три минуты назад.

— Успешно?

— Успешно предотвращена, — ответил он с гордостью.

— Тип атаки?

— Зараженный архив в почтовом агенте. Анализ показал, что данная атака была совершена на восемьдесят девять процентов пользователей официальной Сети. Тип вируса — троянская программа.

Ого! Восемьдесят девять процентов пользователей. Масштабно, елки-палки. Неужели хакеры решили последний привет оставить, перед громогласной кончиной виртуальности? Однако быстро же слухи распространяются.

Пока шло сканирование, распаковка и установка нового антивируса, я сходил на кухню. Новый поиск по холодильнику и окрестным тумбочкам порадовал меня одноразовым пакетиком химического заменителя кофе. Закурив, я быстро вскипятил чайник, разодрал пакетик и залил порошок кипятком. Мутноватая кашица лишь отдаленно напоминала кофе, как по вкусу, так и по запаху.

Жаль, что из еды не нашлось ничего. Я бы сейчас обрадовался и бич-пакету, химический заменитель цыпленка, супа, или, на худой конец, простой питательной смеси.

Пришлось ограничиться стимуляторами воображения.

Из кабинета донесся негромкий голос компьютера. Похоже, что установка завершена. Можно приниматься за работу.

Под грустным взглядом пса, что уже с удовольствием улегся у  моих ног и приготовился храпеть, я прошел в кабинет и закрыл за собой дверь.

— Как дела?

— Файл чист и безопасен, — вынес вердикт компьютер. — Установка завершена. Программа требует много ресурсов. Предупреждаю…

— Заткнись, — отмахнулся я, усаживаясь за клавиатуру.

Через десять минут я понял две вещи: первая, что я в программировании не соображаю ничего; а вторая, что Дикарь хреновый дизайнер. Интерфейс его хваленого щита был уныл и сер. Осталось лишь себя успокаивать тем, что работать будет хорошо.

— Ну что, поехали? — решился я. — Болван, запускай виртуальную сессию.

— Точка доступа?

— Официальная Сеть «Москва-2». Будем проверять, действительно ли я Сетевой Дьявол…

 

* * *

Когда-то было модно уезжать из мегаполисов, селиться в деревнях, строить отдельный, локальный рай. Игрушечные домики, подстриженный газон, вымытый поливалкой асфальт перед гаражом и гребаные фигурки гномиков под цветочными кустами…

Сейчас такого нет. Только, может быть, у политической элиты или у супербогачей, на чьих территориях безумные генные инженеры выращивают искусственные растения и животных. В журналистских роликах в Сети я видел такие поместья, там даже единороги и русалки есть.

А вот современные фермерские угодья больше напоминают крепости, чем жилье. Высоченные каменные заборы, часто двойные, с противотанковыми «ежами» в середине, чтобы не взяли на таран грузовиком. Стены густо оплетает колючая проволока, иногда торчат металлические шипы, на которые любят надевать прокопченные головы незваных гостей. Периметр охраняют наблюдательные вышки с огнестрелами, есть даже прожекторы. В самом фермерском хозяйстве излишеств тоже нет, слишком крут мир вокруг. Здания растут практически впритык, без архитектурных наворотов, такие себе бетонные коробки. И жители подстать: неприхотливые и суровые спартанцы, живущие то ли по армейскому уставу, то ли по заветам естественного отбора. Типичных реднеков нет и в помине, эти как раз бродят за стенами, в составах многочисленных мародерских банд.

Когда закончилась вулканическая зима и радиоактивные осадки уже никого не удивляли, многие уехали из городов. Возможность строить для себя райский уголок и жить в честной коммуне соблазнила тысячи людей.

Возможно, это и правильно, возможно. Но, несмотря на все его минусы и плюсы, я люблю город. В нем можно потеряться среди многочисленных архитектурных выкидышей, что иначе называют небоскребами. В городе к тебе безразличны, и никто ничего не видит. В городе слепые жители. Их взгляды направлены внутрь, на собственные проблемы, как у шизоидных йогов.



Николай Трой

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться