Неизменная любовь

Размер шрифта: - +

Эпизод 3.12 "Трое дома, не считая собаки"

— Ленусь, это же элементарная математика!

Я швырнула прихватку, которой доставала из духовки шарлотку, и ринулась в комнату.

— Слава, у тебя телефон звонит, не слышишь, что ли?

Телефон его не звонил, но лежал на кухне, и я могла лгать без зазрения совести. Березов швырнул ручку и пошел следом за мной. Я закрыла дверь и прорычала тихо:

— О чем я с тобой говорила?

— О чем? — Березов действительно проверял свой телефон и, конечно же, не нашел ни одного пропущенного звонка. Звонить ему некому! Друзей у него нет. — Ян, в чем дело?

Он, видимо, догадался про обман. Или за запахом шарлотки все же уловил мои злобные флюиды!

— Во-первых, не ори на ребенка. Во-вторых, я просила не называть ее «Ленусь», просила?

Березов громко выдохнул.

— Ян, это уже шиза. Не меньше.

Я на мгновение прикрыла глаза.

— Слава, я не могу слышать это имя из твоих уст. Не могу. У меня жуткое дежавю и мне плохо. На физическом уровне. Тебе меня не жалко, нет?

Он молчал.

— В этом доме есть только «Янусь», ясно?

— Мне ясно лишь одно. Что у моей жены поехала крыша.

Он сказал это почти что в полный голос, но я все равно прошипела тихо:

— Ты приложил к этому руку. Я тащу на себе этого ребенка, не ты. Я разругалась с собственной матерью. Я даю взятки директору школы, чтобы никто не узнал о прошлом Лены. Я пытаюсь быть матерью в то время, как мне хочется быть женой. Просто женой. А меня, как жену, уже никто и не видит. У него есть «Ленусь», какого хрена ему нужна «Янусь»?! Янусь должна лишь стелить, чтобы Лене не больно падать было.

Березов схватил меня за плечи. Думала, тряхнет. Нет, только сжал их, стиснул с нечеловеческой силой, и я чуть не взвизгнула. Но сдержалась.

— Прекрати! Не обвиняй меня в том, в чем я не виноват. У меня нет дежавю. Я смотрю вперед. И я хочу видеть будущее в радужных тонах, но ты сгущаешь краски. Не становись похожей на свою мать. У тебя все в жизни хорошо, Яна. Ты горы свернула за эту осень. Просто на улице сейчас гадость. Но мы скоро поедем в зиму, в настоящую зиму.

Я вырвала плечи, шагнула к столу, одержимая желанием засветить Березову шарлоткой между глаз. Но я не могла позволить себе это сделать. В доме ребенок. В доме скандалам не место.

— Иди к ней, — буркнула я, не оборачиваясь. — Еще один крик, и я тебя зарежу. Честное персидское слово.

Он ушел, не придержав дверь, и та громко хлопнула. Я рухнула на стул и схватила из вазочки апельсин. Ну да… а ты, Янусь, съешь апельсин…

Не жалея ногтей, я принялась драть с него шкурку, не испытывая никакого желания его есть. Почистила, разделила на дольки, положила на блюдце и отнесла в большую комнату.

— Мы еще не закончили, — прорычал Березов при моем появлении.

Я шарахнула блюдцем по столу. Молча. И не ответила на молящий взгляд Лены. Я спасать тебя не буду. Это он тебя спас, не я.

— Ян, ты просто устала, — тронул меня Березов за плечо, когда я легла спать. Поздно. В надежде, что он уже заснул.

— Тогда дай мне спать и не гунди.

Он убрал руку. Резко. Как ошпаренный. И ничего не сказал. Молча отвернулся.

В квартире тишина. Никто не скребется под дверью. Я теперь даже не хозяйка для Стеллы. Мамой мне тоже не стать. Не получается. Как таких родителей называют — смотритель в зоопарке: дитё накормлено, выгуляно, получает хорошие оценки — в будущем. Можно гордиться общественными достижениями. Только гордости нет. Одна апатия. Я ничего больше не хочу. Город украшают к праздникам, а у меня в голове если и загорается, то только тревожная лампочка: что-то не так, что-то совсем не так…

— Яна, не хотите устроить в студии что-нибудь детское? — спросила Анюта. — Раз у вас теперь есть дочь.

Хочу? Детское? Нет, не хочу. Лена не ребенок. А я не мама.

И все же она настаивала:

— Хотя бы на школьные каникулы? Это классно.

— Мы уезжаем.

— Тогда перед праздниками в выходные будем делать елочные игрушки.

У Анюты тоже паршивое настроение. Не помирилась она с бывшим. Свалил в туман. Вдруг. К другой. Разве может быть кто-то лучше Анюты?

И я согласилась на ее предложение. Но при условии, что кто-то будет вести этот мастер-класс вместе с Леной.

— Это эксплуатация детского труда, — заявил Березов.

— Дурак ты, — огрызнулась я. — Это социализация твоего ребенка.

Твоего… Я аж выплюнула притяжательное местоимение! Твоего…

— Я же ничего не умею, — испугалась Лена, когда я рассказала о проекте.

— Научишься. А потом остальных научишь. Это работа, а не игрушки.

Мы поставили минимальную цену на мастер-классы выходного дня. Мне нужны были новые нормальные клиентки с детьми. Обычными детьми. Чтобы с началом третьей и первой питерской четверти у нас с Леной не возникло еще больше проблем.

— Все твои проблемы в голове, — заявил Березов. — У нас все хорошо.

Да, внешне просто отлично: театры, прогулки, магазины… и все втроем. Как и хотелось. Березов начал брать Лену в бассейн, и я в это время снова занялась йогой, но моя мантра никак не желала превращаться в «я прекрасна», она оставалась «я дура». Полная… Как и сказала мне Катерина Львовна. Что я делаю не так? Почему мне так плохо?

Мастер-классы удались. Хотя бы в том плане, что Лена стала звать меня Яной. Без отчества. Я объяснила свою просьбу тем, что иначе чувствую себя старой. Признаться, я действительно постарела. Может, не внешне, но в душе точно. Лет на десять. И боялась даже оглядываться назад. В сторону лета. Двух месяцев еще не прошло втроем. Даже двух месяцев!



Ольга Горышина

Отредактировано: 06.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться