Неизвестные. Часть 1. Рассвет тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 5

Не успела я отъехать от пристани, как в кармане плаща зазвонил телефон. Не отвлекаясь от дороги и печальных раздумий, я достала его и мельком взглянула на дисплей. Лукас….

— Привет.

— Ты опаздываешь, Эшли. Неужели забыла? — в его мягком голосе промелькнула искорка досады.

Я непроизвольно улыбнулась.

— Нет, конечно. Скоро буду в «Феерии».

— Что-то случилось?

— По дороге заехала к Лорелее. И забыла о времени. Прости.

Ничего, — бесхитростно ответил он. — Приезжай скорее, я соскучился.

Убрав телефон обратно в карман, я покатила к ресторану. С Лукасом мы встречались больше трех лет, и я не знаю даты нашего знакомства. Это довольно-таки странно, потому что обычно девушки запоминают подобные вещи. Вероятно, из-за того, что я не испытывала особой страсти к нему. Скорее, позволяла себя любить. Мне спокойно с Лукасом, уютно. Звучит потребительски и цинично, но честно. Он надежный парень, и когда смотрит на меня, в его глазах светится тепло. Ему нравится меня баловать, потакать капризам. Это и приятно и бесит одновременно. Я не испытываю того трепета от прикосновений Лукаса, которого хотелось бы, но он заботлив и внимателен. И, как говорит Моника, влюблен в меня по уши. В моем сердце томятся нежные чувства к нему, но до любви они никогда не разгорятся. Наверно, по этой причине мне нет дела до того, сколько денег он тратит на то, чтобы порадовать меня и скрасить серые будни.

Плавучий ресторан «Феерия» — настоящий маленький остров. Он дрейфовал по огромному озеру Шайн, и сообщался с сушей при помощи подвесного моста. По-настоящему сказочное место. Здесь уютно и романтично. Вокруг ресторана раскинулись клумбы с сиреневыми и желтыми цветами, переплетающимися в разнообразные фигуры — то диковинные птицы, то бабочки, и даже олени. Позолоченные резные беседки, украшенные электрическими гирляндами цвета янтаря; дорожки, вымощенные мерцающими камнями. А в центре острова кухня — большая беседка с круговой стойкой. Вместо того, чтобы наслаждаться изысками кухни и мастерством поваров, посетители, разинув рты, глазели по сторонам. «Феерия» — далеко не единственное заведение, поражающее воображение. Но только здесь с наступлением вечера подсвечивалось дно озера. Таинственные огни под водой, стайки рыб, поблескивающие среди водорослей — завораживающее зрелище!

Миновав подвесной мост, сияющий желтыми светодиодами, я ступила на остров. Лукас встречал меня на дорожке. В том месте, где она разветвлялась и разбегалась в разные стороны к беседкам со столиками. Мне всегда нравились его каре-голубые глаза и обворожительная улыбка. Лукас спортивно сложен, у него короткий ежик русых, очень мягких на ощупь, волос. Я любила перебирать их пальцами, опустив голову ему на плечо. Сегодня в свете желтых огней и безупречно сидящем темно-сером костюме он и вовсе выглядел прекрасно. Как принц из сказки. При виде него должно бы сердце замирать, но не замирало. Иногда меня это огорчало.

Мягко притянув к себе за руку, Лукас легко коснулся губами моей щеки.

— Знала бы — оделась подобающе, — разочарованно протянула я. Мой вечерний наряд не подходил к царящей здесь атмосфере.

Он пожал плечами и улыбнулся.

— Ты прекрасна и в повседневной одежде, — провожая до беседки, он не переставал меня восхищенно разглядывать. Я привыкла к этому восторженному взгляду. Не знаю, хорошо это или плохо. — Я и сам в рабочем костюме.

— Ты балуешь меня, Лукас.

— Ничуть. Ты заслуживаешь лучшего, Эшли. И я не в состоянии окружить тебя той заботой и роскошью, которая соответствовала бы твоей красоте.

— Зарплата полицейского позволяет посещать лучшие рестораны в городе?

— Я сдал экзамен на детектива, забыла? — Лукас озарил меня счастливой улыбкой. Мы остановились у беседки. Пригласив войти, он выпустил мою руку.

Ощущая укол совести, я все же попыталась изобразить радость. Уверена, он знал, что я не люблю его. «Слишком хороша для меня», не уставал он повторять, а я кляла себя за бесчувственность и бессердечность. Разве может быть так — мужчина-мечта, а я равнодушна к нему?!

На белой скатерти стояла пухлая вазочка с пышным букетом розовых роз, два кованых канделябра в виде переплетающихся ветвей, в них горели высокие красные свечи. Тарелки с золотыми узорами, столовые приборы и салфетница. Лукас смотрел на меня с нежностью и упоением, как смотрят на бесценную, недосягаемую и очень хрупкую вещь, по недоразумению попавшую в руки, и боятся, что она выскользнет и разобьется. Я всегда отводила глаза, не в силах выдержать тяжести и сладости его влюбленного взора.

Легкая тревога даже рядом с Лукасом не оставляла меня. Невидимая сила дышала в спину, я ощущала ее кожей. Везде — за соседним столиком, в поблескивающей воде, за деревьями, окружающими озеро. Страх, сжимавший сердце, ходил по пятам, наблюдал за мной со стороны, но не показывался. Паранойя или чья-то злая шутка? Тягостное, нервирующее чувство, не покидающее с того момента, как я вышла из бара.

— Эшли.

Лукас всегда называл меня по имени, и только у него это получалось чутко и ласково, еще никому не удалось повторить. Голос, от которого мурашки бегали по коже, но не более того. С первой минуты нашего знакомства я поняла, что никогда не полюблю его, какой бы положительный и просто замечательный Лукас не был. Меня тянуло в обратном направлении. Ему не повезло с девушкой, он же был уверен в обратном.

Подняв глаза, я выдавила из себя улыбку.

— О чем ты думаешь?

— Я здесь впервые.

Лукас нахмурился. Подавшись вперед, сложил руки на столе. Он склонил голову, вглядываясь в глаза. Моя улыбка скисла, и я ответила ему усталым взглядом. Я смотрела на него, а в памяти всплыло лицо офицера Шермана. Его случайный беглый взор и улыбка…. Улыбка, от которой сбивался пульс, и я забывала, как дышать. Как сейчас, от одной только мысли. Моргнув, я вдохнула, будто вынырнула с глубины, и мимолетное нескромное наваждение исчезло.



Katrina Sdoun

Отредактировано: 30.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться