Неизвестные. Часть 1. Рассвет тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 31

Полицейский участок – белоснежное здание, единственное светлое пятно на улице Стоун, с огромной стоянкой для служебных машин и круглой площадью, выложенной серой плиткой. Живая изгородь, охватывающая всю территорию, аккуратно подстрижена, настолько, что об углы квадратных шапок кустарников можно было уколоться.

Брейнт припарковался слева от входа со стеклянными автоматическими дверьми и вышел из машины. Не скажу, что он был груб, когда помогал выбраться с заднего сиденья, но мог бы быть чуточку деликатнее. Бену повезло больше, ведь он был без наручников.

В отделении полиции я оказалась впервые, да еще под конвоем детектива Брейнта. Полицейские, сидящие на вахте в будке при входе, словно вышколенные мальчишки, вызвались сопроводить нас, распихивая друг друга локтями, но детектив любезно отказался. Первый – худой и высокий парень лет двадцати пяти, с кудрявой темной гривой волос и большими серыми глазами, смотрел на меня, как на экспонат в музее. Полагаю, ведьмы здесь не были частыми гостями. Выпрямившись, будто по стеночке, руки по швам, он осмотрел меня с трепетным восторгом. Боюсь предположить, сколько счастья принес бы ему личный досмотр…. Бен, идущий рядом справа, взглянул уставшим взглядом на молодого выскочку, и тот странным образом сжался – ссутулился и потупил взгляд.

Второй полицейский – широк в плечах, коренаст, обладатель плотного висящего живота. Такое впечатление, будто он проглотил боксерскую грушу. Короткий ежик русых волос на круглой голове, выразительные карие глаза и тонкие губы. Ему было на вид не меньше тридцати восьми лет, в уголках глаз рассыпался веер тонких морщинок. Похоже, он много улыбается, да и, в общем, служитель закона создавал впечатление добродушного парня. В отличие от своего начальника.

Детектив Брейнт шел по холлу отделения полиции с каменной физиономией. Народу в темное время суток тут сновало предостаточно: мимо нас прошли несколько патрульных, сопровождавших троицу изрядно подвыпивших парней, норовивших вырваться из лап закона и улизнуть на ватных ногах обратно на улицы. За стойкой в правом углу сидели за телефонами несколько девушек в полицейской форме и отвечали на вызовы. А слева, чуть дальше по коридору высилась клетка до самого потолка, за которой собрался колоритный ансамбль из бомжей, пьяниц и проституток.

Затормозив перед дверью из металлических прутьев, Брейнт самодовольно усмехнулся:

-А вот и ваш номер на сегодняшнюю ночь.

Бен ничего не сказал. Снова. Лишь раздраженно пожевал язык. Я вскользь взглянула на Шермана, но смешок детектива заставил поднять на него взгляд.

-Наворкуетесь, голубки. Времени у вас будет предостаточно!

Несмотря на более, чем отвратительную ситуацию, я не растеряла самообладание и ответила Брейнту ледяной и колючей улыбкой. Он продолжал ухмыляться, но глаза дрогнули. Зря он так шутил с ведьмой….

-Хотите что-то сказать, мисс Браун?- отвлек меня от размышлений Брейнт. Я сделала вид, будто только сейчас его услышала и вздернула брови, глядя прямо в глаза.

-Нет, что вы, детектив. Если бы хотела, то уже сказала. И вряд ли бы вы улыбались.

Дав ему пищу для размышлений, я многозначительно улыбнулась, сверкнув ледяным взглядом. Бен, опустив голову, чуть заметно усмехнулся. Он смотрел в пол, но определенно наблюдал за реакцией детектива. Нахмурившись, Брейнт мгновение разглядывал мое лицо, пока ему не надоело. Я переглядела его и вызвала неприятные ощущения в душе. Пусть теперь сидит и гадает, какую напасть ниспошлет на него обиженная ведьма – икоту, краснуху, лишай, проказу, диарею? А, может, рвоту? Я прямо теряюсь: заманчива каждая порча, так хочется всего и побольше….

Скучающие до недавнего времени обитатели местного зоопарка, оживились, завидев новичков. Вскочил даже бомж, храпевший под лавкой, болтающейся на цепях, приваренных к облезлой стене. Краска сползала и отваливалась хлопьями, ею был усыпан обшарпанный пол грязно-коричневого цвета. Скорее всего, то был слой грязи, а не оттенок покрытия.

Оборванец в выцветшей джинсовой куртке со свалявшейся бородой, источавший сражающий наповал аромат помойки, грязи и пота, взбодрился и выполз из-под лавки. Сев посреди небольшого помещения, улыбнулся во все свои семь зубов. Проститутка, все это время подпирающая клетку, в обтягивающем комбинезоне из сетчатого капрона, с конским хвостом из выбеленных, почти прозрачных волос на затылке, так же проявила активность – оттолкнулась от стены небрежным движением левого плеча и привались к ней обратно правым. Слой туши и темных, почти черных теней утяжелял ее веки, от чего взгляд женщины неопределенного возраста казался томным и усталым. Кроме костюма соблазнительницы на ней были красные туфли на высоченной платформе, короткий бархатный пиджачок того же оттенка и алая помада на пухлых губах. Монотонно жуя жвачку, знойная блондинка лениво оглядела нас с головы до ног, и, что естественно, ее взор загорелся при виде Шермана. Беззвучно вздохнув, он обречено поджал губы и искоса посмотрел на меня.

Наш третий сосед на эту долгую ночь представлял собой существо неопределенного пола. То ли женщина, то ли мужчина в мешковатой одежде и грязной кепке на лохматой и давно не мытой голове. Оно что-то бормотало себе под нос, сидя на лавке. Скрестив руки на коленях, он или она смотрел нам под ноги, как вдруг замер и поднял голову. Тусклый взгляд серых, почти бесцветных глаз, морщинистое лицо – это бесполое чудо ничто иное, как хронический алкоголик. Разведя в стороны руки, оно улыбнулось, приветствуя нас. Бен закатил устало глаза. Похоже, местному контингенту мы пришлись по душе, а он не доволен…. Оберут, но не убьют же! Во всем нужно искать позитив…. Сложно, но я делала попытки.

-Симпсон, обыщи их,- усталым голосом скомандовал детектив. К нам с ленивой небрежностью направился полицейский, играющий связкой ключей. Высокий и крепкий, с намечающейся лысиной на затылке рыжеволосой головы. Сощурив голубые глаза с прозрачными ресницами, он перекатывал во рту зубочистку, когда оценивал нас холодным, равнодушным взглядом. Что-то было отталкивающее в мужчине. То ли недоброжелательность и жестокость во всем его виде, то ли от одной мысли о том, что его руки коснутся меня, становилось тошно. Хотелось визжать и брыкаться, и чем ближе он подходил, тем сильнее, и если бы были свободны руки, я бы вцепилась ему в лицо ногтями. Брейнт отступил на шаг в сторону, освобождая проход скалоподобному полицейскому с недобрым лицом. Он определенно решил начать досмотр с меня – немигающий взор, нацеленный на меня, говорил об этом. Бен как бы невзначай преградил ему путь, но коп пихнул его плечом, проигнорировал, как навязчивую муху. Я попятилась к прутьям клетки и уперлась в нее спиной. Хотелось провалиться сквозь землю или испариться, но пришлось стоять и бессильно наблюдать за приближением полицейского.



Katrina Sdoun

Отредактировано: 30.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться