Неизвестные. Часть 2. Запретный плод

Глава 1

Время от времени каждый из нас задумывается, почему жизнь сложилась так, а не иначе? В какой момент нужно было свернуть, когда стоило промолчать, а где уступить или, напротив, идти напролом? Почему кулон Линетт достался именно мне? Зачем силы свыше наделили меня редким даром? И как долго за эти подарки придется расплачиваться?

Я стояла у окна на кухне, обнимая себя за плечи, и смотрела на улицу. По ясному небу неспешно ползли редкие холодные облака. На кленах горели огнями дрожащие на ветру листья. Осенняя акварель навевала праздничное настроение. В этот теплый и солнечный, субботний день почти все соседи убирались во дворах своих домов, готовясь к зиме. Ее поступь ощущалась в воздухе морозным дыханием, но еще не все деревья сбросили пестрые наряды, не все цветы в клумбах уснули, да и перелетные птицы не спешили покидать Эгморр. Веселый гомон ребятни, разговоры соседей и свист ветра, раскручивающего флюгеры, не доносились до меня. Причиной тому не закрытые наглухо окна – в голове гудело от птичьих криков и шороха перьев.

Вот уже неделю я не покидала пределы родного жилища, и не позволяла этого делать Мишель и Монике. Том не объявлялся, но ощущение его присутствия где-то поблизости не покидало ни на секунду. Он мог быть рядом, за углом дома, и поджидать, сделав ставку на наше легкомыслие. Если небо не застилал черный дым, это еще не повод облегченно вздохнуть и жить дальше, как прежде. Как прежде уже не будет. Поэтому мы должны держаться вместе и продумывать каждый шаг наперед, чтобы не попасться в сети бэлморта, жаждущего заполучить кулоны ценой наших жизней. Ситуация сама собой не могла разрешиться, разумеется. Кому-то было суждено погибнуть, и я надеялась, что этим неудачником станет Том. Пока у нас на руках оставался козырь: он не знал, что я чувствовала бэлмортов. Шерман старший наверняка затаился и караулил нас в засаде, а мы, в свою очередь, ждали, когда он уберется…. Я понимала, что придется выйти на улицу и встретиться с ним лицом к лицу, чтобы покончить раз и навсегда с этой историей. Но прежде стоило придумать, как незаметно проскользнуть за пределы защитной магии и подобраться к бэлморту. Его сущность я чувствовала, но предугадывать дальнейшие действия и читать мысли не умела, из-за чего до сих пор бездействовала. Хитроумный план никак не рождался в утомленной и измученной чужими воспоминаниями и птичьими голосами голове….

Неделя…. Ровно семь дней назад я совершила убийство. Уничтожила бэлморта, загубившего шестерых магов ради собственного благополучия и спокойствия. И здесь ключевое слово «бэлморт», ибо прихлопнуть это мерзкое кровожадное создание во власти только такого же бэлморта. Ни один маг, и, тем более, человек, не обладал достаточной силой. И кроме, как чудом происшествие в доме Вивиан Моррис не назовешь. Ведь я не утратила человеческий облик, отняв жизнь, что уже само по себе невозможно. Маги не могли убивать сродных по естеству – в нашем мире подобное преступление имело наивысшую степень тяжести и каралось смертной казнью. Но прежде сущность колдуна претерпевала метаморфозы, и прекрасное создание превращалось в омерзительного вида монстра. Так было всегда, но не со мной. Ломая голову над причиной моей неординарности, я все больше убеждалась в том, что с удачливостью и благополучным стечением обстоятельств она ничего общего не имела. Здесь было что-то другое…. Ни к чему душой кривить – я давно заметила, что меняюсь, и не в лучшую сторону. Осталось понять, чем мне грозили сомнительные перемены, и возможно ли их остановить, пока не произошло что-то еще, более ужасное?!

Ощущая себя будто со стороны, я изучала красочный пейзаж, успевший надоесть за неделю томления в четырех стенах, и дрожала от неприятного холодка на коже. Майло Бенсон, мой сосед - темноволосый кареглазый парень среднего телосложения, в серой толстовке, черных джинсах и кроссовках красил забор, старательно выводил линии кистью. Бэлморт, отвергавший свою сущность, желая помогать людям и магам. Но этот факт не менял моей чувствительности к его естеству. Ощущение тревоги – легкое, смутное, мерзкое. Когда поблизости охотник, меня одолевали волнение и страх, застрявший в горле горячей пульсирующей жилкой. Прекрасно понимая, что никакой опасности нет, и это всего лишь старина Майло, я не могла унять колотящееся сердце и дышать ровно. Как и заставить замолкнуть воронов в голове.

Словно сквозь вату послышались шаги Мишель, и надменный тон Моники. Они о чем-то спорили, как всегда, но я даже не обернулась. Неподвижно смотрела на небо и вздрагивала от каждого дуновения ветра, срывающего листья с ветвей. А когда невзначай переводила взгляд на дом Саммер Джоунс – феи, убитой бэлмортом, нашим же соседом Мэрионом Макалистером – он начинал темнеть на глазах. Его окутывала сизая мгла, стелилась по земле. Осеннее буйство цветов теряло свою прелесть, меркло вокруг зараженного жилища.

Мэриона убила я. Эта тайна жила внутри меня, сестры ничего не знали о случившемся. Секрет, отравляющий душу. Если меня уже нельзя спасти, то их я уберегу молчанием. Стэнли пообещал не предавать огласке инцидент в доме Вивиан, пришлось поверить ему. С каждым днем Главный Фамильяр доказывал свою заинтересованность во мне и лояльность, а я нуждалась в его поддержке. Замяв историю с полицией, она наскоро состряпал легенду для общественности - Мэрион переехал в другой город, а дом приемных родителей решил продать. Соседи купились, сестры тоже. А я смотрела на дом Саммер и не могла не думать о том, что с нами со всеми стало. Смотрела и теряла волю. Тьма, обитавшая в ее доме, зазывала меня утробными стонами сквозняков и скрипами дверей в пустых комнатах…. Если так пойдет и дальше – я лишусь рассудка.



Katrina Sdoun

Отредактировано: 27.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться