Неизвестные. Часть 4. Сказочная ложь

Размер шрифта: - +

Глава 31

Улицу поглотила черная дымка, от запаха гари першило в горле. Я будто оглохла, и мир стал бесцветным и медленным. Перстень сдавил палец. Он так накалился, что, казалось, расплавит кожу до кости. Сила расплескалась по поляне, накрыла всех, кто не успел добраться до площади. Мои волосы развевались сверкающим плащом, который трепало ветром моей собственной магии. Сквозь туман я увидела Кендру. Она стояла около фонтана, протянув вперед руку. От нее исходила сила – переливающаяся огненными искрами. Ей удалось остановить мою магию, но не сдвинуть ее и не подавить. И пока я противостояла ведьме, бэлморты неслись на нас черной бурей.

В удушливом облаке дыма сталкивались фамильяры и бэлморты. Воздух разрывали огненные молнии и вспышки магии. Я потеряла из виду Бена и отвлеклась, завертела головой. Сила потекла обратно в тело – снова на меня будто кольца нанизывались. Покачнувшись, я резко выдохнула. Маги живым ограждением сужали круг по мере приближения охотников. Сквозь серо-черную завесу кто-то потянул меня за руку. Я поддалась. Уткнувшись лицом в чью-то грудь, подняла голову. Стэнли охватил меня одной рукой за талию и уводил к холму. Через его плечо я увидела Мишель. Она сидела на земле, закрыв лицо ладонями. Я дернулась к ней, но Стэнли не позволил. Он тащил меня прочь от мешанины тел и магии, а я колотила его в грудь кулаками. Джош выпрыгнул из дымки и приземлился рядом с сестрой, загородив ее мускулистым львиным телом. Время ожило и покатилось с такой скоростью, что я не успевала охватить взглядом всю улицу. И где-то там, в пучине гари исчез Бен.

Все смешалось перед глазами. Поляну невесомым полотном застелил дым. Стэнли сбили с ног, и он выпустил мою руку. Обернувшись вслед за его падением, я потеряла секунду. Он утонул в тумане, у меня перед лицом парили черные перья. Я стояла и смотрела, как они оседают на земле, когда Мишель возникла рядом. Она развернулась темной бурей и взмахом руки разогнала дымку. Порывом силы у меня сдуло волосы вперед. Убирая пряди со лба, я нашла глазами Стэнли. Он уже стоял и упирался одной ногой в грудь бэлморта. За расправленными крыльями я не могла разглядеть лица охотника, но он уже не шевелился.

Стэнли поглядел на меня через плечо, убирая ногу с обмякшего тела. И стал медленно разворачиваться. Его темно-синяя рубашка блестела черным влажным бисером – брызгами крови. Капли были и на лице. Глаза его полыхали сапфирами. Ничего не спрашивая, я повернулась к площади и застыла. Дым схлынул, и моему взору предстала пугающая картина. Сгустки черного дыма метались по поляне, кружились над площадью, защищая Кендру. Птицы небольшими группами кидались на бэлмортов – летели тлеющие перья и пылающие останки. Совсем рядом рука Бена рассекла воздух – по поляне закувыркался бэлморт, не успевший обратиться в дым. Мелькнула грива Джоша, громогласный рык разразился на всю округу. Сжав подол платья в руках, я посмотрела на Бена. Его грудь тяжело вздымалась, на скулах темнели мазки гари. Он вглядывался в мельтешащие образы, искал брата. На мгновение мы встретились взглядами, и внутри у меня что-то оборвалось. Его глаза сияли, сила пылала вокруг него огненными отблесками. Он сотню раз представлял встречу с Томом, готовился покончить с ним, и ничто не могло ему помешать. Но он рассчитывал на честный бой, а Шерман играть по правилам не любил. Его конек – непредсказуемость и коварство. Он всегда бил исподтишка. И сейчас, когда началась заварушка, где не различить лиц врагов и союзников, Том выжидал подходящий момент. Мы оба знали, на что он способен, но только я по-настоящему боялась. И должна была отпустить Бена и дать ему шанс разобраться с братом. Он заслужил. Я умом понимала это, но не сердцем.

Набрав побольше воздуха в легкие, я двинулась вниз по склону. Сила заполнила меня до кончиков пальцев, глаза вспыхнули черным огнем. Бен чуть пригнулся и бросился на брата – щеку обожгло резким мазком жара.

Том сорвался с места с ним в едином порыве. Размытыми от скорости полосами они неслись друг на друга, обращаясь на ходу в дым. От их движения у меня кожа дернулась, и во рту появился холодок. Стараясь не думать ни о чем, я смотрела вперед, на Кендру. Возведя руки к небу, она смеялась – радостно, громко, на грани безумия. Я стиснула зубы с такой силой, что они могли расколоться. Все вокруг казалось заторможенным, нереальным. Бен и Том столкнулись в воздухе - земля под ногами содрогнулась, оглушительный треск пронесся по округе, будто небо раскололось. На мгновение время остановилось, сердце мое перестало биться. Сила раздалась от них взрывной волной и сбила нескольких бэлмортов. Их подняло над поляной подброшенными вверх куклами. Фамильяры взвились над ними разящей клювами стихией. Шлейф моего платья всколыхнулся, волосы рассыпались веером вокруг головы. Я шла и ничего не чувствовала – страх сменился легким, почти сверкающим ощущением, будто мир заволакивало белым туманом. Уши заложило, и только пульс бился в висках. Тьма проливалась в меня успокаивающим холодом, как вода в гулкий пустой сосуд. Первые признаки шока.

На траве, припорошенной грязным снегом, лежали тела – в ожогах и кровавых дымящихся язвах. Засмотревшись на изувеченные лица, я оступилась и вдруг увидела Мишель. Над ней пронесся бэлморт, испещренный огненными искрами, и рухнул. Это было похоже на падение метеорита – ввысь поднялись клочья земли и прошлогодней травы. Сестра пригнулась, охватив голову руками, и упала на колени. Я побежала к ней, и движения мои казались какими-то тягучими, замедленными. Над нами метались черные вихри. Еще один упал совсем близко, и меня обдало жаром, как от открытого огня. Заслонив лицо рукой, согнутой в локте, я побежала изо всех сил. Уголком сознания понимая, что охотник несется на нас. Резко остановившись, я обратилась к нему лицом, хлестнув магией. Бэлморта отбросило назад, приложило о землю плашмя. Я двинулась к нему, упираясь в грудь невидимыми руками, да так, что он не мог даже вдохнуть. Он смотрел на меня, выкатив глаза, дергаясь под тяжестью магии. Мне ничего не стоило расплющить его, испепелить плоть, но я нависла над ним, продолжая давить. Один из подручных Тома – в кожанке с заклепками. На вид совсем юный - миловидный мальчишка, способный выжать легковой автомобиль. Поглядев в его расширенные глаза, я увидела свое отражение и склонила голову набок, решая, как с ним поступить. Бэлморт открывал и закрывал рот, как рыба, выброшенная на сушу. Скрючив пальцы, я натянула нити, словно блёсны, связывающие нас. Они засверкали, заставив парня выгнуть спину. Можно было бы многое сотворить – бэлморт оказался полностью в моей власти. Безвольная марионетка. Эта мысль повергла часть меня в ужас, а другую часть оставила равнодушной. Но я не собиралась его убивать. Вдруг он перестал дергаться – увидел перстень на моей руке. По его лицу промелькнула гримаса озарения, а в глазах отразилось облегчение. Он понял, кто я, и в испуге завертел головой. Расслабив пальцы, я высвободила нити. Бэлморт пополз на спине, активно работая локтями. И глядел на меня, как смотрят на свернувшуюся гремучую змею – никаких резких движений, и все равно нет уверенности, что она не ужалит. Следуя за ним неторопливо и плавно, словно паря над землей, я смотрела в его испуганные глаза. И знала, что больше он не кинется на фамильяров – он будет их защищать, иначе поплатится жизнью. Эту мысль я вбила ему в голову и отпустила, проводив взглядом стремительно удаляющийся клубок дыма. Возможно, потом я пожалею об этом, но попробовать стоило.



Katrina Sdoun

Отредактировано: 07.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться