Некондиционный

20.

Задачка та ещё – прорваться, зная, что охрана стянута к дверям хранилища. Сигнализация сработала, а это значит, что сюда на всех парах мчится группа быстрого реагирования и (сплюнуть три раза через левое плечо) новокопы.

Первым делом я разбил крышку ещё одного короба и вытащил оттуда обнажённое женское тело. Модель «Венера», судя по оранжевой  голограмме.

– Простите, мисс... – я взвалил её себе на плечо и понёс к дверям.

Дым уже дошёл до датчиков, сверху хлынула вода. Ледяная, освежающая, приводящая в сознание. Она струилась по моему телу и приятно охлаждала раны и царапины. Боже, какой кайф.

Сигнализацию и не подумали выключить. Она всё ещё выла по ту сторону металлических двустворчатых дверей, где лежал труп начальника смены и ощетинились стволами оставшиеся охранники.

Я весь сжался в предчувствии новой порции боли, пробормотав: «Боже, только не это опять…»  –  приложил карту к ридеру и снова активировал боевую программу.

Я подхватил «Венеру», согнулся в три погибели, прикрываясь ей, как щитом, и, не глядя, помчался вперёд. Однако слух работал как надо и подсказывал, что дело дрянь – судя по частым выстрелам, я крупно влип.

Засада была устроена в конце коридора – тактически правильное решение, за которое охрану можно только похвалить. Я мог лишь мечтать о том, чтобы оказаться посреди нападавших и устроить грязную драку.

Тело «Венеры» в моих руках вздрагивало от точных попаданий, голова ее уже разлетелась, брызнув на меня осколками металла, пластика и текстолита. Я  молился, чтобы мне не размозжили кисти рук, которыми я держал ее искореженное тело.

С утробным «Гр-ра-ар!» я бросил  «Венеру» вперёд, а сам нырнул в один из кабинетов, выбив своим весом хлипкие двери. Судя по крикам и ругательствам, искусственная девушка попала в цель.

– Эйдер! Эйдер! На связь! – панический голос Глазастика заставил меня вскрикнуть от радости.

– Слушаю, – просипел я, удивляясь, что всё ещё могу членораздельно говорить.

– Что ж ты молчал, идиот?! – прикрикнул бессмертный на меня и добавил, тут же взяв себя в руки:  – Точка рандеву номер два. Синий «Раннер». Давай быстрей, к тебе уже копы едут!

– Ага…  – обалдело пробубнил я, оглядываясь. Из хранилища удалось вырваться, и это было прекрасно. Плохо было то, что меня теперь зажмут в этом чёрто… Стоп!

Всплывшая в памяти информация  о современной офисной архитектуре и материалах оказалась очень кстати – можно было лишь похвалить мои мозги, не растерявшие умения быстро соображать в экстренной ситуации.

Кабинет, в котором я находился, принадлежал каким-нибудь офис-менеджерам – индивидуальные рабочие места-«клетки», отделённые друг от друга пластиковыми перегородками, телефоны, терминалы, экран во всю стену, интерактивная доска, массивный овальный стол для совещаний посреди комнаты.

И чарующая своей красотой панорама ночного Нейро-Сити за окном. Бескрайнее море огней.

К дверям кабинета уже подбегали охранники, раздумывать было некогда.

Я поднялся на ноги, проскулив: «Только бы не несущая…», разогнался изо всех сил, перед самой стеной повернулся полубоком, подпрыгнул, зажмурился и… Пробив тонкую стену из гипсокартона, оказался в соседнем кабинете.

Вокруг оседало облако пыли и штукатурки, прилипая к моему мокрому телу и одежде.

– Что это было?! – закричал кто-то в коридоре, а я, не дожидаясь нападавших, уже мчался, снося всё на своём пути, дальше – к следующей стене.

За спиной кто-то стрелял из пистолетов, слышались редкие очереди штурмовых винтовок и гавканье дробовиков, а я всё бежал и бежал, как какой-нибудь неуязвимый герой комиксов. После очередной пробитой стены я нырнул вправо и затаился, стараясь не закашляться в облаке асбестовой и гипсовой пыли.

Топот и выстрелы приближались, запыхавшиеся охранники ворвались в комнату, паля на ходу куда-то вперёд даже не целясь.

Я подождал, пока последний войдёт в комнату, и набросился на него со спины, оторвав голову голыми руками. Туловище еще стояло, фонтанируя кровью из сонной артерии, а я уже бросился на второго, третьего, четвёртого… Короткая схватка закончилась почти полностью в мою пользу – за исключением того, что я поймал животом выстрел из дробовика и какое-то время лежал, пытаясь вдохнуть. Да, боль была отключена, но удар в солнечное сплетение такой силы никого бы не оставил равнодушным. Хорошо, что броня выдержала, иначе каюк. Ранение, заражение крови  – и прощайте, офицер Морт.

«Подняться!»  – скомандовал я самому себе, но тело не желало выполнить мой приказ.

«Встать! Немедленно! Давай! Ну!!!»  – прокричал я беззвучно, и это помогло. Через какое-то время я уже был в шахте лифта.

«Интересно, сколько килограммов я сбросил за время работы боевой программы?»  – вертелось в голове во время спуска. Немало – это точно. Я прямо чувствовал, что стал легче. Кроме того, с меня спадали брюки, а броня болталась как на пугале. Голода я пока не ощущал, но это временно. Надеюсь, Глазастик не соврал и припас для меня достаточно шоколада.



Юрий Силоч

Отредактировано: 20.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться