Некоронованная

Размер шрифта: - +

Глава 4

Как оказалось в бывшем кабинете отца ничего не изменилось. Здесь как и раньше стоял древний стол из красного дерева, который разместился около одной из стен; около него красовался красивый стул украшеный редкосным и драгоценным бархатом; на полу, как и раньше, был застеленый дорогой ковер коричневого оттенка, а стены все еще украшали портреты, только уже не семьи Аверро фон Дигнер, а предки дома Валлеа. Я будто попала в прошлое. Я со странным трепетом внутри, словно ожидала, что сейчас войдет отец и начнет свою лекцию об управлении государством или начнет ругать, о не правильной политике… Но чуда, как я и понимала, не произошло.

Из-за угла вышел седовласый старик. Если бы не корона, я не смогла бы даже предположить, что передо мной стоит сам король. Это мужчина с тусклыми глазами и морщинистой кожей уж никак не походил на грозного правителя, которого я видела шесть лет назад.
— Годы идут тебе на пользу, — услышала я хриплый голос. — Из запуганой и заплаканой девчонки выросла настоящая бесстрашная женщина.
— Не могу сказать о том же. Годы правления измучили вас. Но за что боролись, как говориться, на то и напоролись.
Тараэто хмуро взглянул на меня. Мне стало слегка не по себе, но мне итак нечего терять.
— Прошу, присаживайся, — указал он на стул предлагая присесть.
— Благодарю.
Король дождался, пока я сяду и только после этого продолжил:
— Какая ирония, тебе не кажеться?
— И в чем же вы видете иронию в данной ситуации?
— Ну как же, — хмыкнул монарх. — Еще за месяц до восстания вы с отцом мило разговаривали о планах на будущее.
— И?
— В тот миг я уже знал, что вам осталось не больше месяца. Я все понимал тогда.
— Так в чем же ирония? — все же не удержалась от вопроса я.
— Вот сейчас мы также стоим и беседуем, только теперь я понимаю, что чуть больше месяца осталось у меня.
У меня отвисла челюсть. Король умирает. Вот почему у него такой вид.
— Зачем вы это мне рассказываете?
— Видишь ли, о собственной судьбе я позаботился, но даже не подумал о наследнике.
— Но у вас же есть сын… и дочь имеется.
— Сын, — он улыбнулся с какой-то болью и разочарованием. — Сын то у меня есть, а наследника нет.
— Не понимаю.
Я искренне недоумевала к чему он клонит. Да и зачем он это все рассказывает мне? Я же чуть ли не враг его государства.
— Ты уже виделась с Леонардо?
— Допустим виделась, но не понимаю к чему вы клоните.
— Он никогда не одобрял мои методы правления, — с отчаянием проговорил король. — Его никогда не интересовали государственные дела. Вот посмотри, разве не странно, что сын когда-то дворянина никогда не бывал во дворце? Ведь ты раньше никогда его не встречала до этого, ведь так?
— Верно, — согласилась я.
Я ведь действительно увидела его вчера впервые, несмотря на то, что его отец был приближен к короне. Дети таких дворян, как правило, почти везде следуют за своими родителями.
— Как видишь, и государь из него будет никакой.
— Но почему вы не готовили его к этой роли?
— Не готовил? Да я делал все возможное и невозможное для того, чтобы он хоть чему то научился. А после того как я захватил власть он и вовсе перестал со мной разговаривать.
— А как же дочь? — не удержалась от вопроса я. — Ведь после Райдейского закона она вполне смогла бы унаследовать титул монарха.
— Корнелия, — словно пробуя на вкус что-то приятное проговорил он. — Девочка выдающивося ума, но она обручена еще с четырнадцати лет с принцем Анжуйским. Это соглашение очень важно для нашей страны.
— Хорошо. Но я действительно не понимаю при чем сдесь я.
— Помнишь шесть лет назад ты вышла на площадь для казни. Ты была уверена, что тебя ждет ужасное участие.
— Помню, конечно. Но тогда я мечтала о смерти, а «ужасное участие» в виде дальнейшей жизни подготовили вы мне и приподнесли в качестве «милосердия», — не без злобы ответила я.
— Уже тогда я знал о том, что болен.
— И?
— И тогда у меня назрел план.
— Я внимательно слушаю вас.
— Ты думаешь, я хотел сохранить тебя в живых?
— Сомневаюсь.
— Я хотел твоей смерти, так же как и смерти твоих родителей. Но я оставил тебя в живых. И знаешь почему?
— И почему же?
— Твой отец, не смотря ни что, был хорошим дипломатом и правителем и он воспитал тебя такой же. Но ему не хватило одной черты. Он не был жесток. Но ты… я вижу в твоих глазах огонь, который способен сжечь всех и полностью. Ты была бы хорошим монархом.
— Возможно. Но по вашей милости мы этого уже не увидим.
— Ну почему же, — король как-то зловеще улыбнулся. — Я видел следы твоего правления в Галенере. Ты сделала невозможное. Несмотря на все усложнения с моей стороны, твое герцогство жило лучше, чем пятьдесят процентов страны. Это впечатляет.
— Так это все было подстроено?!
Моей злобе не было предела. Как же так? Это столько лет я терпела из-за каких-то бредовых замыслов этого старого маразматика?!
— Да катись ты к черту! — вырвалось у меня. — Ты заслуживаешь все, что с тобой происходит!
— Я еще не договрил, — грозным тоном остановил меня король. — Как видишь, мои задумки пошли тебе на пользу. Ты получила бесценную практику.
— А какой ценой?! Вы никогда не задумывались, чего мне это стоило?
— Но главное ведь результат, не так ли говорил твой отец.
Я просто злобно молчала. Мне уже попросту не было чего сказать этому черту.
— О чем это мы? Ах да, о плане! Теперь слушай внимательно. Я предложу только раз. У тебя разумеется будет выбор. Либо ти согласишся, либо… лучше тебе согласиться.
И эта мерзкая и довольная собой улыбка! Мне уже не нравиться его предложение.
— Я внимательно слушаю.
— Я предлагаю тебе, — начал он, — выйти замуж за моего сына.
И только всего?! Может еще и наследника родить?
— Что?
— Подумай сама. Будешь править государством, как и мечтала. Я хорошо знаю своего сына. Он не будет лезть в дела государства, так что неформально ты будешь править единолично и…
— Низачто! — рявкнула во весь голос я.
— Чего тебе еще нужно?
— Дайте подумать… возможно любви и счастья?!
— В нашем то мире? Не смеши меня. Подумай только. Ты сможешь реализовать все свои давно развитые возможности.
— Да иди ты…
— Я попрошу без ругательств! Я все еще король!
— А что же, ваше величество, будет, если я откажусь?
— Формально ты вернешься в свое герцогство, а неформально по дороге туда, на твою карету, чисто случайно, нападет стая волков.
— Отлично! — горячо выкрикнула я. — Мне нравится ваша идея для моей смерти. Это будет звучать героично!
— Я даю тебе время все обдумать до завтра. Надеюсь на твое правильное решение.
— Надейтесь. Надежда это то, что убивает нас изнутри. Но вам не привыкать.
С этими словами, я стремительно покинула кабинет короля и едва закрыла дверь, мысли полностью накрыли меня.
Свадьба… да о какой свадьбе может ити речь? Выходить замуж за сына убийци моей семьи и моего счастья? Да как же так?
Со всеми своими раздумьями я и не заметила как добралась к своей комнате. Я обессилено упала на кровать и постаралась просто ни о чем не думать. Получалось ужасно.
Поэтому позавтракав в себя в комнате я решила немного пройтись по моему, когда-то дому.

***

Я долго бродила коридорами дворца. Мне все время казалось, что где-то из-за угла я увижу знакомое лицо. Я надеялась, что вот-вот услышу родной для себя голос. Я с трепетом ожидала, что чьи-то руки лягут мне на плечи и подарят чувство защищенности и уверенности. Но увы. Этого не произошло.
Я словно путешествувала в своих воспоминаний. Словно и не было тех ужасных шести лет.
Я даже не заметила, как ноги сами привели меня к моей прежней комнате. Какое-то внутреннее волнение не давало мне и шагу ступить. Мне ужасно хотелось зайти внутрь и вновь ощутить себя дома.
Интересно, живет ли там кто-то сейчас? Есть ли у этой комнаты новый хозяин?
Спустя некоторое время я все же решилась постучать. Но тишина была мне ответом. Поэтому я осторожно открыла дверь и зашла во внутрь. К счастью сдесь никого не было.
Я дома. Я наконец-то дома! Это то чего мне так не хватало столько времени. Этот уют. Мой маленький мир. Я снова сдесь!
— Вы кто? Что вы делаете сдесь. — Услышала я высокий и дзвонкий голос позади себя.
— Извините, я заблудилась и думала, что мне здесь сможет кто-то помочь, — начала я нести всякую чушь.
— Подождте. Так вы новенькая?
— Простите?
— Точно. Мне говорили, что в нашем штабе должна появиться еще одна девочка. Ты Мария?
— Да… то есть нет.
— Так да или нет.
— Да… но я не та Мария, которая вам нужна и вообще я здесь…
— Мелани, что здесь происходит? — перебил мои объяснения еще один женский голос.
Спустя миг я уже смогла наблюдать обладательницу этого голоса. Эта девушка была одета намного лучше чем предыдущая и лицо ее мне показалось скудно знакомым, а на её волосах темных волосах красовалась диадема.
Теперь понятно почему девушка по имени Мелани присела в поспешном реверансе. Я мигом повторила это движение за ней.
— Эта девушка заблудилась, ваше высочество, и…
— Да не может быть! — прервала ее принцесса. — Что-бы леди Аверро заблудилась в собственном дворце? Ни за что не поверю!
Кажеться я сейчас сгорю со стыда. И угораздило же меня. Стоп! Откуда-то и она меня знает?
— Вы меня наверное не помните, — верно предположила Корнелия. — А я запомнила вас хорошо. Мы с вами встречались несколько раз на балах. Мелани, — обратилась она к, как я поняла, служанке. — Принеси нам пожалуйста чаю. Нам с леди есть о чем поболтать.
— Сейчас принесу, ваше высочество.
Едва за служанкой закрылась дверь, Корнелия предложила мне присесть. Дождавшись, пока я займу свое место, она начала разговор:
— Я так понимаю раньше это была твоя комната?
— Верно, была.
— Знаешь, в этом дворце даже не с кем поболтать. Все всё время чем-то заняты. Я так рада, что ты пришла. Хоть немного отвлекусь от мысли о предстоящем замужестве.
— Замужестве?
— Да. Мне ведь скоро двадцать один. А по соглашению именно в таком возрасте я должна стать женой принца Анжуйского.
— А ты хочешь этого? Я имею ввиду замужества?
Наш разговор перебил скрип открываемой двери. Мелани и еще несколько служанок принесли чай и какие-то пирожки. Выгрузив все это, они направились к выходу.
— Да как тебе сказать, — продолжила принцесса, едва дверь за прислугой закрылась. — Не особо.
— Ты уже виделась с ним?
— Однажды
— И как он тебе?
— Ну… он милый и добрый человек и достаточно привлекателен… но он не для меня. Я чувствую сердцем, что это не мой человек.
— Твое сердце принадлежит другому? — сделала осторожное предположение я. Судя по тому как она взглянула на меня, я попала в точку.
— Не то чтобы… но… я даже не знаю.
— Не волнуйся, — я осторожно взяла ее за руку. — Если это твой человек, ты непременно это увидишь.
— А что если будет поздно?
— Поздно для чего?
— Даже не знаю…
— Достаточно всего одного взгляда. Ведь порой смотришь на человека и понимаешь, что ему суждено изменить всю твою жизнь, изменить тебя. Это и есть твой человек, твоя вторая половинка.
— Возможно ты и права, — Корнелия решительно вздохнула. — Но давай сейчас поговорим о чем-нибудь хорошем. Например о тебе.
Я чуть не подавилась булочкой. Хорошое? Со мной? Это какие-то не совместимые вещи последние шесть лет.
— О чем именно ты хочешь поговорить? — задала свой вопрос я.
— Например о твоем визите сюда. Ты ведь рада, что вернулась в свой дом?
— Ну это вряд-ли теперь мой дом…
— Да брось, ты прожила сдесь шестнадцать лет, так чей это дворец теперь, если не твой.
— Даже не знаю. Это странное чувство. Будто я дома, но в то же время совершенно далеко.
— Ты думала о том как ты будешь жить после свадьбы? — спросила, спустя какое-то время молчания Корнелия.
— После какой свадьбы?
— Твоей и моего брата, разумеется.
— Прекрасно. Об этом знали все, кроме меня, — возмутилась я. — Я еще не дала согласие и не намерена его давать.
— То есть как?
— А так. Ладно давай о чем-нибудь другом. Например о положении дел в столице. Я ведь не была сдесь столько времени. Рассказывай, что сдесь изменилось?
Так мы болтали ни о чем до самого обеда. Попросив подать обед в покои принцессы, мы быстро перекусили, а после я отправилась на встречу с принцем в портретную галерею.



Дана Левская

Отредактировано: 14.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться