Некрасавица и Нечудовище

Размер шрифта: - +

Часть 12.

Пока мы шли в кафе, он держал меня за руку. Не под руку, как делают в приличном обществе, а сжав мои пальцы и поглаживая их, чем вызывал у меня волны смущения и тёплого щемящего чувства в груди. На губах царила счастливая улыбка, и я никак не могла её скрыть. Правда видя, как от неё становятся ярче глаза Армана, мне и не особенно этого хотелось.

Мы сели за стол, и Арман заказал мне горячий шоколад и сладкое пирожное, а себе просто чай.

- Но Эйни, вы так и не ответили мне. Вы поедите со мной?

Я позволила себе хитро улыбнуться и, сжав его руку на столешнице, проговорить:

- Арман, кажется, вы начали не с того вопроса.

Сначала он удивлённо уставился на меня, а потом рассмеялся:

- Ах, простите-простите. Эйни, любовь моя, - пафосно начал он, взмахивая свободной рукой в такт словам, а я с таким же пафосным лицом кивала ему, показывая, что слушаю. – Не окажете ли вы мне честь стать моей верной супругой?

После этого я, едва сдерживая порывы смеха, сделала очень задумчивое лицо и, наконец, сказала:

- Я думаю… я даже не знаю. Да.

После этого я все же не выдержала и рассмеялась, он поддержал меня. Когда официант принёс нам заказ, он с минуту стоял рядом с нашим столиком, пока мы нестерпимо хохотали словно дети над удачной шуткой. Да уж, никогда не думала, что предложение - это будет забавно. Я думала, что и правда все будет пафосно, с поклоном и паданием ниц на одно колено и людьми вокруг, а не вот так просто, словно это так обыденно. Для него это было очевидно, он же был так удивлён: как же можно пригласит даму с собой просо так? Как же я жалею, что позволила сомнениям закрасться в моё сердце.

- А теперь касательно вашего вопроса, - я осторожно отпила из маленькой чашки шоколад. Он был в меру сладкий, в меру горьковатый – идеально. – Это не мой родной город, я приехала сюда и поступила в школу, тут у меня лишь тётушка Лорейн и пара подруг, а родных нет.

- Где же они?

Я вздохнула.

- Их нет, меня воспитывали тётя и дядя, но они давно позволили мне жить своей жизнью и их не слишком заботит, где я и чем занимаюсь.

- Вот как…

- Как далеко тот город, куда мы поедим?

Пирожное оказалось таким же вкусным, как и шоколад, а вкупе с прекрасным настроением – просто истинное наслаждение. Арман замер с задумчивой улыбкой, рассматривая меня, пока я осторожно отрезала маленький кусочек и клала его в рот.

- Далеко от сюда. Почти на окраине Нуарии.

- Что же тогда вы тут? Если ваш дом так далеко?

- Я приезжал сюда, чтобы проверить свои деревни. Те, что находятся загородом. Они принадлежат мне, и иногда я приезжаю, чтобы всё осмотреть лично.

- Они принадлежат вам? Вы настолько богаты?

Шоколад застрял в горле от удивления и Арману пришлось встать и похлопать меня по спине, прежде, чем пришла в себя. Оттерев губы, я поморщилась, горло досадно саднило. Но тёплый взгляд и короткий поцелую в руку немного сгладили неприятные ощущения.

- Разве вы не знали?

- Откуда? Тётушка говорила что-то на счёт того, что вы богаты, но я даже не прислушалась к этому…

- Вы так очаровательно чисты и невинны, Эйни, - я смутилась. Какой тонкий комплимент. – Вас совершенно не волнуют мои деньги, мой статус, каков дом, куда я вас привезу. Вы так доверяетесь мне, что мне страшно сделать что-то не так и разрушить эту веру в меня.

Меня ведь и правда это не волнует, тихо пронеслось в голове. Разве же это важно? Но вот зато есть пара вопросов, которые, конечно, меня волнуют.

- Спасибо, Арман. Мне так приятно слышать это именно от вас. Хотя меня и удивляет, что вы так плохо думаете о девушках. Неужели те, кто встречался вам, так много придавали этому значения?

Конечно, я преувеличивала свои заслуги. Не так уж мне было и всё равно. Мне было важно чтобы тот, кто станет моим мужем мог позаботиться обо мне и наших детях… да, кстати о детях.

- Бывало и такое. В чем дело?

- Я хотела спросить… но не знаю, стоит ли.

- Могу я говорить тебе ты?

Я смутилась и кивнула. Это было приятно.

- Эйни, ты можешь спрашивать у меня все что угодно. Я хочу, чтобы ты была честна и откровенна со мной, даже если мне очень будет это неприятно.

- Нужно уметь талант быть честной и откровенной, не уверена, что он у меня есть, - я улыбнулась ему. – Талант сообщать откровенные вещи я мягкой форме, не обижая человека.

- Я думаю он у тебя есть, любовь моя.

Я прижала ладонь к губам, чувствуя, как от этого обращения кипит кровь в теле, как кружится голова, и мир стремительно становится ярче. Таким ярким, что нестерпимо. О, боже, разве можно быть настолько счастливой?

- Я хотела спросить… о детях.



Ритуля Довженко

Отредактировано: 18.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться