Некромант, козел и я

2.

Мы, как прилежные студенты, которые ночью превратили основателя магунивера в козла, явились в деканат за сорок минут до начала первой пары.

Я без остановок поправляла свою черную мантию и перчатки. То и дело теребила косу и ходила туда-сюда. С утра у нас должен быть зачет у профессора Гаваро, декана ИСиНа. Но ведь он сам велел явиться к нему сегодня утром. Стоит ли надеяться, что он просто решил нас похвалить. Как-никак в прошлом семестре мы, защищая, честь своего института заняли первое место в Турнире Чудес. Кстати, Майк даже был нашим капитаном...

Я устало выдохнула и посмотрела на невозмутимого соседа, который спокойно сидел лавочке и ждал нашей расправы. От того испуганного мальчишки, который истерил сегодняшней ночью не осталось и следа. Бенхар то и дело бросал на меня ехидные взгляды и фыркал от моей нервозности. Ну да... ему-то все нипочем! Всегда выходит сухим из воды, потому что учиться на платке. А я-то на бюджете!  Да еще и родословная ведьминская. Меня с легкостью могут выставить из стен родного универа и помахать ручкой на прощанье. Тогда у меня одна судьба... пойти в местную шарагу. Вон, в то же ПТУ для темных ведьм. Для поступления требуется лишь капля черной магии и метла с черным котом и, считай, ты принята. А с моими-то генами. Бабушка до потолка прыгать будет, когда узнает, что младшенькая, наконец, взялась за ум и бросила эту свою дурацкую некромантию. Мол, не женское это дело с трупаками возиться. А вот посылать проклятия да зелья варить...

Фу. Никогда душа не лежала к разным отварам и снадобьям.

Я присела на лавочку подальше от Бенхара и вытянула трясущиеся руки. Да-а, дела. Так все, Лисси, успокойся. Тебя не отчислят. Меня не отчислят. Не отчислят.

В конце концов, с кем не бывает. Мы же студенты, подумаешь, превратили статую в козла. Ну, ничего же страшного. Можно переколдовать и все будет по-прежнему. Правда, ведь? А?

Я медленно выдохнула, сосчитав до десяти. Спокойствие. Только спокойствие. Я полностью спокойна. Да. Да, я само спокойствие. Лисси само воплощение внутреннего покоя. Не то, что этот Майкл. У него все напускное. Но не у меня, нет...

- Ребята, декан Гаваро ожидает вас, - произнесла довольно милая секретарша, и я снова выдохнула.

Спокойно. Я спокойна. Да, я спокойна. Как удав. Да!

Войдя в кабинет на не сгибающихся ногах, посмотрела в глаза нашего декана и, бросившись к столу, взмолилась:

- Профессор Гаваро, я не хотела это просто случайность. Вы же меня давно знаете я бы никогда... Не отчисляйте меня, пожалуйста... Мне нельзя домой. Там ПТУ и котел с полосатыми чулками. Я не хочу-у быть ве-е-едьмо-ой, - проскулила я на потеху не только себе, секретарше и декану, но и издевателю-соседу, из-за которого мы оба стоим теперь на ковре.

Я покосилась на Майкла, тот был серьезен, но его глаза откровенно ржали надо мной.

Ну и пусть, мне мое будущее дороже, чем... гордость. Если надо, то даже на колени встану, просить буду, чтоб не отчислили.

- Студентка Аншей, - прервал мое нытье профессор Гаваро. - Держите себя в руках.

-  Да простите, - глупо пролепетала я и отползла от стола, примерно туда, где стоял Бенхар, и виновато опустила голову.

Декан устало и в тоже время недовольно выдохнул. Скрестил костлявые пальцы в замок и строго посмотрел на нас двоих.

- Вы хоть отдаете себе отчет, господа студенты, что натворили?

Мы дружненько кивнули и сделали самые раскаявшиеся мордашки. Мы не причем, оно само как-то превратилось. И не важно, что мы были почти выпускниками, да и к тому же не самыми слабенькими некромантами.

- Да, профессор, - подтвердили виноватые маги.

- То, что вы сделали - непростительно. Вы двое осквернили святая святых университета! Можно сказать: подошли и плюнули в душу всем преподавателям и студентам. За такое злодеяние, господа студенты, мало! Мало простого отчисления. Администрация университета может подать на вас в королевский суд.

У меня отвисла челюсть. Мысленно, правда, ну все-таки. А внутренняя истеричка снова заныла. Мы умрем. Нас отчислят. Посадят в тюрьму. И нас там съедят крысы...

- Декан Гаваро, - вмешался Майкл. - Это вышло не нарочно...

- Я даже слышать не хочу ваших оправданий, студент Бенхар! Посмотрите, посмотрите, что вы натворили.

Он указал в сторону секретарши, которая держала какой-то большой шевелящийся сверток, обхватив его двумя руками и прижимая его к груди.

 Я склонила голову на бок, рассматривая довольно-таки интересную картину, пока этот самый сверток не издал характерное "ме-е-е". У меня заледенела кровь. Даже Майкл рядом замер, как истукан. Лишь пялился на то, что было скрыто под плотной тканью.

- Отпустите его, госпожа Дина.

Секретарша послушно опустила это нечто на пол и сорвала с него полотно. Пред нами стоял тот самый каменный козлик, который прошлой ночью вполне себе мирно стоял на пьедестале, но сейчас... Он был живой.

Козел! Самый настоящий. С рогами и бородкой... Только из камня. И он внимательно взирал на нас с Майклом сквозь ненадобные очки, точно препод на экзамене. Рядом с ним лежали злосчастные свитки, которые держал основатель, собранные в один пакетик. Козлик держал его в зубах, медленно пожевывая ручку.

- Оно живое? - тихо спросил Майкл, он выглядел не особо удивленным.

Декан раздражено цокнул языком, повахав костлявой рукой в воздухе.

- Не зря вы лучший некромант своего курса, господин Бенхар. Как вы мастерски отличаете живое от мертвого. Но нет, "оно" не совсем живое. "Оно" сделано из мрамора, а по тому, поздравляю, господа студенты, вы и впрямь самые талантливые из всего потока. Смогли оживить даже неодушевленный предмет. Тот, что никогда и не был живым. Да даже некроманты короля на такое не способны! А мои студенты!.. - восхищенно лепетал профессор Гаваро, но затем опомнился, замолк, прочистил горло и продолжил: - Что ж... кхм-кхм, но это не уменьшает всех ужасов вашего проступка. Надеюсь мне не нужно читать лекцию о вашей безответственности, сами понимаете. Хотя следовало бы, как раз на дорожку перед отчислением. - (Сердце пропустило пару ударов.) А декан, ехадно улыбаясь, выдерживал драмотическую паузу. - Но... - Его тонкие растрескавшиеся губы заулыбались еще сильнее, но Гаваро продолжал молчать, смакуя наше волнение. - Но я не могу позволить себе отчислить таких талантливых студентов. Иначе наша страна лишиться первоклассных специалистов. Так что, госпожа Аншей, можете выдохнуть, сегодня, вы останетесь в университете. Однако... Наказать я вас должен. И так, чтобы на всю жизнь запомнилось!



Анна Фейн

Отредактировано: 13.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться