Некромант, козел и я

17.

- Здр-р-равствуйте, господа студенты, - почти прорычал гном, а я обернулась к Майклу, ехидно улыбаясь.

- Кажется, он здесь по твою душу, Бенхар, - весело промурлыкала я, вспоминая свою угрозу, что в волшебной стране его скушают гномики, ну или единороги, смотря кто найдет первым.

Соседушка тоже ее вспомнил и, фыркнув, заявил:

- Боюсь, что для него я слишком большой. Кушать долго придется, а гномы, как известно, любят только свежее мясо. А вот тебя, Аншей, ему будет достаточно, чтобы перекусить один раз. А пальчики на холодец пустить. Правда, бульон не слишком наваристый получиться, не слишком ты упитанная.

Я показательно для него улыбнулась, сдерживаясь, чтобы не показать ему язык. Я все-таки была взрослая. Мне двадцать должно стукнуть через два месяца. Негоже себя так вести.

Отвернувшись обратно к своим новым приятелям, господам белым магам, я наклонилась к Мариану и прошептала:

- А кто этот профессор. Какой-то он страшный. Строгий, да?

- Не то слово, Лисандра, - проговорил Ао, как-то странно косясь в сторону гнома. - Если увидит, что списываешь или болтаешь на уроке то может... этого... того самого...

Все внутри меня похолодело. Я по-новому взглянула на маленькое существо с блестящей лысиной и сверкающей серебром бородкой. Зубы у гномов всегда были остро заточенными, как у хищников, волков или снежных барсов. Точно меньше. Питались они исключительно сырым мясом. Охотились на разных мелких животных, по типу кроликов и мышей, крыс, куропаток. Нет, жили они, конечно, с нами. Могли спокойно приобрести в магазине уже готовое мясо, ту же курицу. Но все же, многих из них тянуло в леса. Как любых охотников. Вот только вместо ружья у них были зубы и когти.

Так и наш новый профессор был не исключением. Его белозубый оскал был виден даже с моего места. А сидела я на четвертой парте. Почти в конце. Когтей видно не было. Наверное, как один из адептов магической науки, он предпочитал срезать когти, как оборотни в нашем институте. (Хотя, некоторые из них предпочитали оставлять то, что дано темной богиней. Нервно постукивали ими по партам, запугивали студентов заточенными ногтями.) Но этот профессор выглядел довольно сурово. И легко бы справился без когтей.

Я сглотнула, стараясь даже не дышать. Вот ведь гоблин. А он ведь нас еще не заметил, хотя, нас здесь двое в черных, приметных мантиях. Ох, значит, точно придется познакомиться. Но встать и представиться, я не рискнула. Надо будет: сам позовет.

Выдохнув, распрямила спину и сделала умное лицо. Типа точно знаю, что делать и я здесь вообще самая умная, хоть и темная.

- Всем доброе утро. Надеюсь, вы выспались! Сегодня у нас лабораторная работа, по очень увлекательной теме, - прокряхтел профессор, фыркая, точно ежик. - Мы будем... будем изучать порядок Грязноцветные, семейство Глиновые. - Маленький преподаватель взмахнул одной рукой и в нас на столах появились самые что ни на есть настоящие цветы. Странные только. - Вот эти дивные цветочки, доставленные нам из Болот слез. Посмотрите, какие они у нас необычные.

И, правда. Чем-то это растение походило на моллюска. Толстого такого, упитанного и склизкого, с бородавками и рытвинами на всем теле. И единственно, что роднило его с той же незабудкой или ромашкой, так это то, что  у него был тонкий стебелек и нечто, напоминающие лепесточки. Маленькие такие. На самом кончике почти. А шейка, оно же цветоложе, была раздута, как будто этот цветочек кого-то съел, ту же улитку, например. Фу. Я поморщилась. У нас, в темном корпусе были такие цветы. Как-то раз наши студенты из института пакостей и злодейства писали диплом. Писали себе, писали. В последний день, конечно же, а вернее даже сказать в последнюю ночь... Вот бедные уработались и что-то у них пошло не так. Хотели они муху превратить в гигантского насекомоподобного цербера, даже поймали ту разнесчастную муху, почти... на самом деле она просто на цветок села, и какой-то умный студент быстро капнул на бедное насекомое. Нет, муха-то, конечно, улетела, а вот цветочку не поздоровилось. Вот с того дня в темномагических корпусах произрастают хищные растения, по типу венериной мухоловки или росянки, которые очень быстро плодятся. И вегетативно, и спорами, и половой процесс у них имеется. Они даже семьи заводят. Стоят там, на грядочках, вместе, ждут, пока семена дадут всходы и прорастет новый цветочек. Вполне себе милые существа, некоторых даже в общажных домиках девочки наши держат. Я тоже хотела себе с улицы один такой притащить, жаль только, что у Майкла на их пыльцу развилась аллергия. Но вот на улице подкармливать я их могла. То мышку дохлую им притащу, то тараканчиков, что ночью набила. А они и хрустят довольные. Хотя с едой, проблем на территории магунивера не было. Студентов много. Экспериментаторов еще больше. А тех, кто не хочет учить и все делает на: "а да ладно, авось, что и получиться..." еще больше. Так что, у нас там целый зоопарк экзотических животных. А дивные цветочки очень любят крысепауков и птицежабам. Но это уже совсем другая история...

Хотя я и привыкшая ко всяким необычностям и тварям, что только в кошмарных снах являются, была удивлена, увидев это... нечто. По сравнению с нашими хищными цветочками, этот был аутсайдером. Неказистый, с пузиком, грязно-серого цвета и дурно пахнущий тиной. Как водяной.

Я приблизилась к этому нечто и присмотрелась. Цветочек вздрагивал от моего дыхания и дергал листиками.

- Да-да, госпожа Лисандра Аншей, очень необычное создание, - проговорил гном, и я вздрогнула, заметив, что профессор стоял уже рядом. - Но не советую вам приближаться к нему ближе, чем на пятьдесят сантиметров, это уже взрослая особь и она может в вас плюнуть, барышня.



Анна Фейн

Отредактировано: 13.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться