Некромант, козел и я

48.

Ритуал нужно было закончить, как можно быстрее. Майкл выставил прочный щит, пытаясь оградить светлых от обезумевшего козла. Сосед уже наплевал на конспирацию и больше не скрывал того, что умеет колдовать. Демиан этому сильно удивился, даже перестав с ужасом взирать на Авитуса, и теперь глаза его были устремлены лишь на некроманта. Подлец уже, наверное, придумывал новый план, как будет сживать нас со свету или пытаться повесить все темные делишки светломагического корпуса. Не удивлюсь, если за всеми происшествиями стоит этот... секретарь.

Я одернула себя, решив разобраться с Демианом чуть позже, а пока, мне нужно было достать все необходимое для ритуала. И избавить нашего бедного козлика от всего ужаса. Авитус такое перенес. Сначала мы, два… некроманта, теперь вот это. Несчастный козлик не заслужил такой жизни.

Я прошмыгнула к коробкам, не сразу найдя нужные вещи. Мы устроили бардак в комнате, из-за чего все лежало в разных местах. План был прекрасен, небезупречен, но весьма и весьма действенен. Нужно было, чтобы кто-то из магов уронил на пол демонический уксус, на звон должен прибежать раздосадованный козлик, которому не дали поспать, и «случайно» наступить на осколок с ядом. Ему бы от этого ничего не было. Он же из камня. Но физиологию нашего козла светлые не знали. А потому план мог сработать. Но, видимо, что-то пошло не так, пока я беседовала с мамой.

Странное пламя, неестественного алого цвета, каким бывает венозная кровь, пожирало нашу гостиную, отрезая все пути к выходу. Светлые маги были буквально заточены в клетке, состоящей из огня, и только щит Майкла удерживал их от неминуемой гибели. Это было не просто пламя, оно было призвано, чтобы уничтожить светлую магию. Оно чувствовало ее. Поэтому и нападало лишь на белых магов.

Благо, наш блок был опечатан Луи и охранками, что ставил Демиан, пытаясь огородить студентов от скверны, и я могла надеяться на то, что другие люди не пострадают.

В сущем хаосе было сложно найти то, что нужно для ритуала. Еще сложное добраться до козла, ведь воронка, состоящая из тьмы, начала засасывать в бездну наши вещи. Я выругалась, поднявшись с колен.

Мама с Мелиссой пытались шептать какой-то заговор, унимая пламя. И странно, но это помогало. Я понятия не имела, что говорили ведьмы, но у меня были свои… некроманские штучки. Общение с темными духами, даже с демонами бездны было моей стихией, а по тому, я собиралась поставить этого разбушевавшегося козла на место.

Ноги слегка обжигало демоническим пламенем, колготки и балетки начали плавиться от огня, ведь я ступила в эпицентр огненной бури. Она не  могла навредить темной ведьме, ведь мы были дочерями самой богини всего злого и проклятого. Мы были частью демонического мира, а не чародейского. Поэтому нашу касту так презирали и не любили на протяжении долгих лет. Ведьма - не маг, не чародей. Она демоница, которую нужно уничтожать, не более, чем паразит. От нее одни беды. Понадобились сотни лет, чтобы остальные увидели в нас равных. Хотя и сейчас нас используют ради получения магии. Путем заключения брака.

На душе стало горько. Я должна была справиться с этим ритуалом, несмотря ни на что. Огонь огибал мои ноги, не причиняя вреда. Змеями он вился вокруг моих лодыжек, сжигая одежду, поднимаясь все выше и выше. Но я не обращала на то внимания, подбираясь к Авитусу.

Майкл посмотрел на меня, чуть вздрогнув. На его лице отразился страх, губы приоткрылись, точно он хотел что-то закричать. Парень кинулся к краю щита, отчего тот ослаб, дав трещину. Пламя проникло внутрь, опалив декана. Его безупречный белый жакет вспыхнул, как спичка, что Атакор, не задумываясь сорвал его с себя, кинув на пол, пытаясь затушить огонь нагими. Но лишь магия Майка смогла помочь. Декан отскочил, закрыв собой Демиана. Ведь в отличие от Атакора, Демиан был не полукровкой, а истинным светлым, самым уязвимым из нас.

Я покачала головой, давая Майклу знак. Он сжал челюсти, что его скулы побелели, и вновь попытался восстановить прочность щита. Но демонический огонь уже пророс в куполе, а Авитус становился все сильнее, шепча свои слова на древнем наречии.

Моя одежда горела, а тело слегка обжигало пламя, точно обнимая его, или пытаясь согреть. Я боялась, что полынь сгорит до того, как я смогу завершить ритуал. Поэтому быстро высыпала соль в воду и поставила стакан в огонь, когда она закипела, я кинула туда распариваться полынь. Горький запах увеличивался с каждой секундой. От баночки с заговоренной водой шел пар, я провела кончиками пальцев над водой, зашептав слова заклятия:

- Волшебная вода. Для демонов беда.
Полынь их боль. А соль – тюрьма.
Внимай мои слова, волшебная вода,
Коснешься ты  его, изгонишь навсегда.
Возьми ты мою кровь, волшебная вода.
Исполни мой наказ, избавь мир от проказ. 

Я расковыряла ранку на пальце, капнув одну капельку крови в стакан. Сердце билось, как безумное, платье плавилось, выставляя меня в обнаженном виде перед Бенхаром и светлыми. Но я напомнила себе, что я некромантка. И мой долг сейчас – успокоить Авитуса, не дав ему натворить еще больших дел.

Подобравшись чуть ближе, я вылила воду на козла, ошарашив его. Вода быстро остудила пыл демона, что вселился в нашего козла. Пламени в комнате стало меньше. Оно медленно отступило от светлых, устремившись ко мне.

Авитус развернулся. Его кровавые глаза, наполнились тьмой, пытаясь испепелить меня одним лишь взглядом. В один мощный взмах крыльев козел уставился на меня, издав душераздирающий рев, который, верно, было слышно даже в темномагическом корпусе.



Анна Фейн

Отредактировано: 13.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться