Некромант. Том I.

Размер шрифта: - +

Глава 1. Сны предвестники.

"Падет Луна, и прольется кровь,

когда живым будут противостоять

орды мертвых тел...

И Он придет, и волкодлак по о бок

с ним,

И вновь уснут все те, чей сон нарушен...»

Том 4, глава 5

"Некусонтир" 956 год н.э.

 

Ночной лес, тихий... Объятый густым туманом... В глубине леса спит спокойным сном поселение могучих воинов. Но им не суждено проснуться утром... Только один из них выживет. Вдруг тишину ночи нарушает рев сотен тысяч морлуков, псов-вампиров. Их огромная стая ворвалась в поселение, сметая все на своем пути. Стражи и волкодлаки, здоровые волки-оборотни, организовали минимальную оборону, но они были обречены. В главном тереме Гелата, жена ярла этой деревни, собирала своего годовалого сына к побегу. Сам малыш спал, а вот его волкодлак, молодой, но повидавший на своем веку немало битв, помогал хозяйке. Он уже был в специальной сбруе, чтобы была возможность безопасно нести младенца.

- Отвезешь его в город, там отдашь его в интернат и на Лысую Гору, сообщишь там обо всем, что произошло сегодня у нас. И заберешь его в шестнадцатилетие... - говорила Гелата, записывая письмо на свитке.

- Госпожа, как же я его одного могу на такое время оставить? - спросил волк.

- Артен, так ты прервешь все следы к нему. Да и потом, там его вырастят, до шестнадцати лет он все равно не услышит Зов, - сказала женщина, подойдя к кроватке. Младенец, сверкнув детской эльфийской кольчугой, повернулся на другой бочок. Женщина, утерев слезы, взяла сына на руки и подошла к волку, который в это время надевал боевые когти.

- Береги себя, сынок, - сказала женщина, надев на сына кулон-Солнце, детский шлем богатыря и усадила в специальную сумку на сбруе волка, предварительно зацепив его ремнем. Затем потрепала волка за загривок и открыла дверь. Волк тихой стрелой вылетел из дома и побежал к лазу в частоколе. За ночь в поселении погибли все, кто там был. Ровно в полночь лес огласил душераздирающий крик матери... И первое слово младенца: "Мама!

 

***

 

- Мама! - проснулся я с криком и быстро включил светильник.

- Леха! Гаси свет и спать! Три часа ночи! - раздалось злое шипение Дена со второй кровати в комнате. Я выключил свет, но заснуть не смог. Вот уже который год меня мучает этот сон. Или воспоминание, или кошмар. Возможно, это из-за того, что в детстве я потерял родителей. Как сказала воспитательница, мой отец был офицером спецназа, погиб в горячей точке. Мама же была врачом, умерла от какого-то заболевания. Во все это слабо верится, так как никаких данных и документов о моих родителях нет и в помине. Сколько я не искал их, все без толку.

- Леш, не спишь? - спросил вдруг девичий голосок надо мной.

- Спускайся, Лен, все равно не усну, - сказал я, задергивая шторки из черной ткани на кровати. Девочка ловко спустилась ко мне, и я зажег свет.

- Опять кошмары? - спросила она, поправив свои огненно-рыжие косы.

Я с самого раннего детства жил в приюте. Завел много друзей, вроде Лены (она мне не только подруга, хотя младше на три года) и Дена, нажил пару-тройку врагов. В десять лет у меня открылся талант к кендо, да и мне нравился этот вид спорта, внесенный в список олимпийских видов. А с Ленкой вообще смешная ситуация произошла.

Мне было двенадцать, я шел с тренировки как раз через дворы. А тут Ленка выбегает, а за ней ее друг с линейкой и криком "Выпорю!". Я встал у него на пути, отбросив сумку с одеждой и перехватив боккэн. Ленка спряталась у меня за спиной и, видно, была напугана.

- Эй, малолетка, не встревай! - сказал "друг", ошарашенно встав.

- Отстанешь от нее - я уйду, - сказал я, стоя на месте. - И вообще, за что ты ее хочешь выпороть?

- Мы играли в школу, я была учительницей и случайно ударила его линейкой. Вот он и вспылил, - чуть ли не рыдая, произнесла Лена.

- Понятно. На лицо быдлятникус тупос, - сказал я, подняв меч-лечение-выбивание дури. Приступать: немедленно!

От моих слов хулиган явно струсил и попятился. Я сделал уверенный шаг в его сторону, потом ещё и ещё один. Где-то после двадцати шагов к нему навстречу хулигана и след простыл.

- Спасибочки. А то бы опять Анна Станиславовна сама пришла за мной, - сказала девочка.

- Погоди, ты тоже из тридцать шестого интерната? - спросил я, взяв сумку.

- Да, я тоже тебя узнала. И то, что я тебе сказала - чистая правда, - сказала Лена.

- И как же тебя зовут? - спросил я спасенную.

- Елена, - гордо ответила та.

- Пошли уже, Елена Милосская, - сказал я с улыбкой. Вот так я и познакомился со своей первой любовью. Влюбились как-то по-детски быстро, и вот, до сих пор вместе.

- ...Как видишь, опять видел ту бойню. И опять не разглядел лицо младенца. А вот лицо женщины... Оно напомнило мне лицо моей матери, - сказал я, тяжело вздохнув. Лена села поближе и обняла меня.

- Успокойся, возможно, это просто плохой сон, - сказала она, потрепав мою длинную челку. Вообще я решил отрастить косу, как у Мефа из книги Дмитрия Емца. Единственное - мои волосы были темные, а у Мефодия русые. Коса выросла, и теперь я постоянно подравнивал ее.

- Я спокоен как удав, - сказал я и поправил спавший локон. - Плюс завтра приедут "покупатели".

- Я не уйду от тебя, - сказала Лена. - Я тебя одного тут не оставлю. Черта с два.

- Спасибо. Вместе уйдем отсюда. А теперь, - я зевнул. - Пора спать. Завтра рано вставать.

- Конечно, - сказала Лена и быстро, как лиса, юркнула под одеяло. Я забрался к ней, погасил свет и обнял девушку. С улыбками на лицах мы быстро уснули. Утро же было холодным и ничего не предвещало. Однако, что-то определенно должно было произойти.



Юрий Снегов

Отредактировано: 25.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: