Некромантка

Глава 4

Оставшийся путь до Орты, я провела в одиночестве. Широкий тракт был безопасен, нежити в придорожных кустах уже давно не водилось. Оживленное движение, да частые трактиры, в которых останавливались на ночевку, делали путешествие комфортным. Я с интересом наблюдала за другими обозами, рассматривала людей. Один раз даже видела настоящего демона. В нашем Приграничье они в диковинку.

Иногда мысли возвращались к той ночи, когда я впервые сознательно убила и воскресила человека. Свою племянницу. Одному Некрону известно, чего мне это стоило. Я столько раз помогала Париусу, но еще никогда не доводилось проводить ритуал от начала и до конца.

Поразительно, как быстро родственники смогли достать необходимые мне черные свечи, воск, специальный мел. Вся подготовка вместе с начертанием круга Призыва души заняла около двух часов. Я выгнала домочадцев, оставив только брата. Убитый горем Роув, в одночасье потерявший бизнес, репутацию, семью, двигался словно тень. В его глазах не было и тени узнавания.

Еще бы! Он уехал из дома, когда мне было семь лет. Он помнил только тощую пигалицу с огромными глазами и копной красно-каштановых волос. Лизарда, лавка ее отца и работа составляли его жизнь. И вот все, что имело смысл, в момент исчезло.

Во время главного действия я выгнала и его. Потому что ритуал требовал особой точности в соблюдении деталей. Каждая черточка, нанесенная на худенькое тело Элисы, была безупречно выверена. Каждая руна, что легла на мое тело, была как родная. И резкий удар, после которого маленькое сердечко трепыхнулось и затихло, навсегда отложился в памяти. Упоительное чувство власти над чужой жизнью, захлестнуло так сильно, что вся моя некромантская сущность всколыхнулась и возликовала, желая продлить это как можно дольше. Париус предупреждал о таком. Именно в этот момент ломались многие некроманты, подчиняясь острому желанию еще раз ощутить чужую агонию. Невероятный всплеск силы, ринувшийся из замершего невинного тела, взбудоражил каждую клетку. Мне пришлось приложить титанические усилия, чтобы не поддаться искушению и не забрать всю эту силу себе. Стоило лишь отпустить душу, и собственный потенциал увеличился бы на целый гран.

– Ты станешь великим маргом, – шептала тьма.

– Эта душа так желанна и чиста, – вопили сущности, готовые утащить яркий сгусток света с собой, – она откроет двери в твое собственное убежище. Мы поможем. Мы создадим новую Грань, подвластную лишь тебе. Ты будешь жить вечно. Позволь нам забрать ее.

– Ргрр! – рыкнула на них волчица.

Рассчитанное до секунды удерживающее вторую ипостась средство перестало действовать, когда я уже почти поддалась на уговоры серых сущностей. Звериная натура яростно ненавидела все, что связано с потусторонним миром. Прорезавшиеся когти располосовали ближайшую тень в клочья. Мерзкий визг гибнущей твари вернул самообладание. Подхватив трепещущее эфирное тело Элисы, помчалась к выходу.

Именно здесь, в Серой долине, я впервые оказалась в своем новом облике. Я видела лапы, покрытые серебристым мехом, остро чувствовала запахи. Лишь они помогли безошибочно определить дорогу назад. Чем ближе был выход, тем отчетливее ощущались благовония свечей и особый дух жилого дома. Серая долина насквозь пропиталась сладковатым запахом тлена. Я рьяно боролась с желанием рвать когтями и зубами то, что хватало меня, касалось боков и манило вернуться.

Вынырнув из транса, спешно выдернула кинжал из сердца девочки. Особое заклинание на заживление раны и необходимый поцелуй в губы, чтобы приведенная душа устремилась в родное тело и заняла привычное место.

– Получилось! – сипло выдохнула я, радуясь тому, что маленькое сердечко под моей рукой вновь ожило и забилось. Первый же беглый осмотр показал, что темное пятно с ауры исчезло. Его место занял тонкий шрам, говорящий о том, что однажды это тело умирало и вернулось. На моей оболочке такой шрам был более рваный и глубокий.

После были слезы. Роува, который до конца не верил, что все получится и прижимал к себе Элису, как самое настоящее сокровище. Матери, что смотрела на меня, как на божество. Сестер Элизы и Марики, переживающих за племянницу. Мажины, которая не чаяла увидеть любимое дитя здоровым.

Ей бы своих давно нянчить, – устало отметила я, уклоняясь от нежеланных объятий.

– Спасибо, Лирелл, – поблагодарила Шерлон, – ты запросил с нас странную плату. И я принесла клятву, что исполню твою волю. Это от меня, – протянула она нечто, зажатое в кулаке.

– Зачем? Мне ничего не нужно, – попыталась отделаться от подарка. Слишком уж памятным был шелковый мешочек, в котором маленькая Сиана хранила свои сокровища.

– Просто возьми, – попросила женщина, – дай мне шанс, что однажды она сможет простить меня.

Схватив из рук матери мешочек, я выскочила из дома Эмбри. Благо, ритуальный нож уже лежал в кармане, завернутый в холщовую тряпицу. А деньги…

Как же я могла не запросить денег? Иначе моя помощь выглядела бы подозрительной.

Они остались лежать в комнате Лизарды, куда заглянула сразу после ритуала. Надеюсь, когда их найдут, смогут распорядиться ими правильно. Пример жадной невестки долго еще будет напоминать им о постигшем горе.

К Орте мы подъехали на закате. С вершины холма, на котором моя повозка на миг замерла, открывался поистине королевский вид. Я судорожно втянула воздух, впитывая открывшееся зрелище. Девчонке, выросшей в Приграничье, о столице можно было только мечтать. Расстилавшийся впереди город пестрил огнями, в блеске которых смешивались алые блики заходящего солнца. Они расписывали белые фасады зданий яркими красками. Таких не увидишь даже в осеннем лесу. Или даже буйной степи, куда однажды довелось съездить вместе с приемным отцом.



Боярова Мелина

Отредактировано: 08.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться