неловкая рецензия

Размер шрифта: - +

неловкая рецензия

Неловкая рецензия.

С утра шел снег. С неба падали крупные, белые хлопья и мое воображение перенесло меня в лето, к хлопкоуборочному комбайну. Все эти бесконечные кипы хлопка, падающие сверху из ленты транспортера на гору, такую же белую и такую же рыхлую, как эти бесконечные хлопья снега, валящиеся с неба к моим ногам. Таким же образом играет с моим воображением Катя Пицык. «Город не принимает» - так называется ее книга. «Город не принимает» - так звучит из каждого уголка, плеера, неба и подворотни. Так звучит ее книга, в которой женщины слушают город, его дыхание, подъезды, тротуары, подворотни и колодцы домов. Слушают, замирая, напряженно вслушиваясь и вглядываясь в грядущее из неуверенного настоящего и смутного прошлого. И – разговаривают – сами с собой, с подругами, с городом, с миром, с самой жизнью.

Так звучит большой город. Это современный нам город и современные нам молодые женщины, что ищут свой путь и находят свое отражение в зеркале случайных луж, в бликах солнца и зазеркалье смартфонов. Образность этой книги потрясает, вызывая вполне понятное отторжение и неприятие. Однажды, в те же девяностые, про которые идет речь в этой книге, я внезапно осознал ту пропасть, что отделяет мир женщины от мирка мужчины. Я тогда работал в частной клинике и в клинике была такая «чумовая» по тем временам вещь, как «гидроколон». Это аппарат для промывания кишечника, хайтэк в чистом виде, с одноразовыми наконечниками, которые, конечно же, на три раза перемывались, чтобы использоваться еще раз. Не мной, но это неважно, потому что и я мог это делать. В медицине брезгливые вымирают быстро, еще на первом курсе, когда ухоженными, наманикюренными пальчиками берутся за препарат мужских или женских половых органов или отрезают часть головы с верхней челюстью от живой лягушки. Но речь я веду не об этом, а о пропасти, разделяющей два мира. Пришла к нам в клинику однажды женщина – красивая, ухоженная, в возрасте, но еще не старая, «хорошо прикинутая». Ей рассказали об ее организме и проблемах этого организма, порекомендовали лечение, на которое она, недолго думая, согласилась. Сделали ей промывание, с травами седативными, успокаивающими, в баньке попарили с чайком травяным, промассировали спину, провели антицеллюлитные процедуры с медом, и женщина расцвела, помолодела, посвежела. Ушла она очень довольная и отношением, и сервисом. И привела мужа. Ему тоже все объяснили и рассказали. Он тоже согласился. Повели на «гидроколон», вставили наконечник «одноразовый». Мужик забеспокоился, но смолчал. Надо, что же делать, надо. Включили аппарат. Это не грелка с водой, не груша. Это давление, не очень большое, но ощутимое. Мужик крепился, но на второй минуте стал орать благим матом, чтобы вытащили из него эту штуку, чтоб все в зад вернули, что он готов доплатить за это, сколько скажете, столько и доплатить. И я его очень хорошо понимаю. Для мужчины осознание самого факта, что в него «вставили» уже больше, чем он может себе позволить помыслить. Однако, для женщины – это рутина, обыкновенность не стоящая внимания. Для здоровья и красоты. Благодаря этой книге, о которой я рассказываю, отвлекаясь на ненужные уточнения, я снова осознал, живо и ясно, эту самую пропасть. Книга о мире женщин глазами женщины, умными, проницательными, честными до бесстыдства, жесткими до непримиримости напомнила мне об этом. 

- Женщины ругаются матом?
- Да. 
- Вам это нравится? 
- Нет. 
- Вы сами ругаетесь матом? 
- Да. 
- Вам это нравится?
- Друг, иди на хризантемную клумбу, пока не огреб по самое не балуйся.

От того, что мне не нравится мат в устах женщины, мир не переворачивается. И не перевернется. Я про это знаю, но мне все равно это не нравится. Когда женщина переодевается, она просит отвернуться не потому, что стесняется предстать перед вами обнаженной, вы же вместе не первый и, дай Бог, не последний раз, нет, она просит вас отвернуться, потому что есть вещи, которые мужчина видеть не должен. Не должен слышать, видеть, понимать, чувствовать и ощущать. Потому что – это нужно подать в правильное время и в правильном месте, вынуть как жемчужины из раковины, а еще лучше – дать мужчине возможность вынуть эту самую жемчужину. Это женская магия, вполне конкретная и предметная. Женский мир без прикрас и купюр воспринимается мной трудно и тяжело. И это правильно. Тараканы мурашам не товарищи. В какой – то момент начинаешь получать удовольствие от самого факта, что умеешь читать и что читаешь именно эту книгу. Повторюсь, образность и филигранная тонкость точных набросков и портретов может легко сорвать «башню» у кого угодно. Было бы мне лет пятнадцать, я бы эту книгу не осилил, а если бы осилил, остался бы без «башни». В любом случае. Мне и так хватает этой глубины и резкости, чтоб бултыхаться и отфыркиваться. После прочтения, вдруг, я стал лучше понимать тех немногих людей, у которых я числюсь «френдом», тогда как я предлагал им свою дружбу. Они мне не верят. И никогда не поверят. В их постах я замечаю те же самые признаки большой литературы и большого внутреннего мироздания, которое я не пойму. Кто меня, сиволапого, туда, в этот внутренне напряженный и настороженный мир впустит? Да и зачем? Читайте эту книгу. «Город не принимает» - это не метафора, это реальность. Наша с вами реальность, отдаем мы отчет себе, признаемся или нет – неважно. Важно, что любой большой город дает, но не принимает. И это – факт нашей непутевой и неловкой жизни. Как ни жаль.



Alexandr Glushkov

Отредактировано: 09.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться