(не)люди

Размер шрифта: - +

Запись тринадцатая. Шестнадцатое июля. Человек и человек

Во сне Оз тонул. Погружался в темную пучину, и свет наверху тускнел, а вода сильнее давила на ребра, руки, шлем. Сначала чувствовалось легкое головокружение, показавшееся странным, затем стало тяжелее дышать. Вскоре воздух будто кончился, и парень начал дергаться в попытках выбраться на поверхность. Первые капли проступили на внутренней части стекла шлема, а затем вода стала заполнять скафандр. Сначала тело, потом шея, подбородок, нос… Оз перепугался и, задрав голову, начал звать на помощь, но в ответ не услышал ничего. Никого. Ни одна из Эмм ему не отвечала, а дышать уже не получалось, вода заполнила весь шлем. Когда ему залило уши, Оз различил писк. Доносившийся откуда-то снаружи знакомый частый громкий писк, оповещающий о том, что даже резерв воздуха исчерпан.

Свет ударил в глаза, дрожащие пальцы царапнули по заклепкам, и шлем покатился по полу. Оз со стоном глотнул воздух и закашлялся, одновременно смаргивая слезы. Голова плыла.

— Я жив!.. — прохрипел парень и согнулся пополам в приступе кашля. Тело мелко дрожало и дергалось в судорогах, все жутко болело от ушибов. Левая нога нестерпимо ныла. Оз подумал, что во сне хорошо — во сне он не чувствовал все это. Однако чуть не отправился на тот свет от удушья. Но смог проснуться. Повезло.

Оз более или менее выровнял дыхание, он вытер глаза рукавом, шмыгнул носом. Тут же дико уставился на руку и выругался: шлем! Он дернулся было надеть его обратно, но понял: воздуха там нет. Баллон за спиной пуст. Либо заразиться, либо погибнуть. И на помощь не позвать: канал связи шумел, но не работал. Парень поднес руку к губам, зажимая себе рот.

— Вторая, я все запорол…

Ответа не последовало. Оз поднял голову и зажмурился: прямо в глаза светила лампа. Прикрыв луч рукой, парень огляделся. Эммы нигде не было, а сам он оказался в настоящем погребе: выложенные камнем стены, земляной пол и большая крышка наверху, к которой ведет ржавая лестница. Оз узнал это место с трудом: ему лишь единожды приходилось в таком бывать, когда его совсем маленьким водили на Поле и он свалился в открытый люк прямо на мешки с картошкой. Парень, сглотнув, поднялся и уперся макушкой в потолок, так и не разогнув до конца ноги. В три шага добравшись до лестницы, поднес руку к крышке, но замер, раздумывая, стоит ли стучать. Что его ждет там, наверху? Кто его сюда притащил? Где Эммы? Что с ними? Судя по тому, что воздух вместе с резервом закончился только сейчас, с момента потери сознания в Юсте прошло чуть более трех часов. Это много. Оз знал: за три часа может случиться что угодно.

Ему с каждой минутой становилось страшней. Рука начала дрожать, а в горле пересохло. Оз обернулся на свет и заметил: провод от лампы идет наружу. Значит, кто-то специально оставил тут свет. Чтобы он не испугался и не впал в панику.

— Ну ладно, — сипло прошептал парень и, с решительным выражением лица задрав голову, начал долбиться в крышку погреба.

Он долго пытался докричаться хоть до кого-то, пока не охрип. В погребе было ощутимо холодно. Парень скинул баллон со спины и, скорчившись, обнял колени, чтобы согреться. Спрятал лицо с усталым вздохом. Паника, захватившая его в первые минуты попыток выбраться, угасла и оставила после себя только моральное опустошение. Бесцветные мысли текли упорядоченно, выстраивались в четкие цепочки возможных событий. Оз думал как Эммы. Почти как машина: отбросив лишние эмоции, будто отключив модуль, который из-за паники перегрелся. Он просчитывал и искал совпадения, пытался додумать, домыслить все, что не знал. Его здесь заперли. Зачем? Чтобы убить? Убили бы раньше. К тому же этот свет — зачем он тому, кого ждет смерть? Значит, его точно планируют оставить в живых. Только вот кто? Кукольник? Не-люди? Дроиды? Парень поерзал носом о штаны и шмыгнул: это просчитать не удается. Не хватает данных... Оз дернулся, поймав себя на том, что в голове эта мысль прозвучала голосом Эммы. Он еще раз огляделся в поисках хотя бы следов дроидов, а потом с усмешкой подумал, что теперь больше важна судьба Эмм, нежели его собственная. С ним покончено. Он заражен. В этот раз ему не повезет — мир не дает столько шансов. Мир вообще жесток. Так пусть хотя бы Эммы выберутся и вернутся в Город. Провал тоже результат.

Наконец, наверху что-то заскрипело, и Оз вскочил прежде, чем успел подумать. Макушка неслабо врезалась в потолок, и парень, вскрикнув, схватился за голову, оседая обратно. На открытый люк быстро приземлилась железная решетка, щелкнул замок. Оз, поборов головокружение, вновь посмотрел наверх, на этот раз не рискуя вставать во весь рост, и зажмурился, отступая: слишком ярко. Кто-то светил прямо ему в лицо.

— Эй, — хрипло позвал он. — Хватит…

До ушей донеслось нечто неразборчивое и явно не голосом дроидов, но свет погас, и парень, проморгавшись, смог увидеть, кто наверху. Над решеткой склонился ребенок. Худые плечи, огромные глаза и волосы, собранные в длинный спутанный хвост, почти достающий до решетки с крупной сеткой, в которую сможет пролезть даже голова Оза. Ребенок сидел, держа на вытянутой руке шокер. Парень, подавшись вверх, замер, заметив, что, во-первых, это его шокер, во-вторых, малыш без шлема и даже респиратора.

А Эмм нет. Связь не работает. Перед ним живой ребенок. Судя по всему, даже человек. С виду — девочка. Происходящее никак не укладывалось в голове, и Оз не мог найти ни одного адекватного ответа на вопрос: какого черта тут творится. Приглядевшись, Оз заметил, что малышка напугана — она была белой, как полотно. Он, и сам напуганный, растерявшийся, не понимающий ровным счетом ничего, зачем-то попытался улыбнуться и помахать рукой. Девочка взвизгнула и, дернувшись, уронила шокер, который упал к ногам Оза. Она не успела поймать его, на мгновение просунула руку сквозь решетку по самое плечо, но тут же подалась назад и разревелась.



Гретелль

Отредактировано: 09.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться