(не)люди

Размер шрифта: - +

Интермедия. Сбежавшие (не)люди

Никто не вернулся прежним из поездки в «большой мир». Самолет с прибывшими встречали радостью и томительным ожиданием подробностей, и никто и не предполагал, что спустившиеся с трапа задумчивые, загруженные и даже постаревшие люди и не-люди — это те самые жители-счастливчики, которые с улыбкой и предвкушением улетали неделю назад.

Все покидали взлетно-посадочную полосу торопливо, будто сбегая, прятались в машинах, хлопали дверьми и молчали. Все до единого, словно говорить было просто нельзя. И Ивэй с Джонатаном, дождавшись, пока все устроятся, рванули оттуда как можно быстрее и все равно оказались в общем потоке. Ивэй впервые задумалась о том, что все автомобили в этом городе черного цвета. Случайно ли?

Нина, Куд и Юко явно испытали разные ощущения от поездки, однако по возвращении их мысли занимало то же, что и мысли всех, кто вернулся и встретил вернувшихся. Не озвученное, но ясное и очевидное: страх перед старостью. Неизбежное увядание и смерть людей, когда как не-люди будто и не взрослели. Они лишь достигли пика роста и развития, и время замедлило свой ход в несколько раз. Нина, которой на днях должно было исполниться двадцать восемь лет, выглядела совсем как Нина семнадцатилетняя. Различие лишь в тяжести в глазах и длине волос, в которых еще очень нескоро появится седина. Для нее то, как быстро летит время, как неизбежно и незаметно, оказывается, стареют близкие люди, стало ударом, который она едва выдержала. Куд, когда встретился с ней в аэропорте, долго успокаивал девушку, у которой случилась истерика.

Юко и Куд по дороге домой пристально рассматривали Ивэй и Джонатана совсем непривычным для Ферретов взглядом: изучающим, внимательным к малейшим деталям. Нина ехала с закрытыми глазами, не желая видеть ничего вокруг. Не желая признавать, что ее родители стареют. Только теперь она поняла, что и они тоже. Теперь она стала бояться еще больше.

Праздник сошел на нет сам собой. Даже Немо уловил общее настроение и не привлекал к себе лишнего внимания, став таким же угрюмым, как опекун. Не-люди, вернувшись домой, тихо разбрелись по своим углам: Куд и Немо в маленькую комнату, где больше не было огромного количества книг, лишь один стеллаж с нужными справочниками и мягкий уголок для ребенка. Юко и Нина — к себе, каждый за свою ширму. Ивэй просто оставила на столе торт, и они вместе с Джонатаном исчезли, тихо прикрыв за собой двери. И черные машины расползлись по парковкам, а Юсту накрыло молчание. Тяжелое, тягучее и полное совсем не оптимистичных мыслей.

С тех пор тема возраста стала во многих домах табу. В отдел Ивэй пришло несколько новичков, которые отныне не могли оставаться в стороне от большой мечты, ставшей для многих целью жизни, а в отделе Куда и Юко все без исключения с двойным усердием принялись за разработки и исследования. Даже ученики перестали валять дурака и взялись за ум, а наставники прекратили давать им поблажки. Все отделы, вся Юста поставила себе цель закончить все за десять лет. Куд с Юко поклялись, что добьются того, чтобы Ивэй стала первой в списке ученых, которые получат «вечную жизнь».

 

* * *

 

Через шесть лет они получили первые результаты: вживленный в мозг человека чип, который давал способность подключиться к компьютеру. Он преобразовывал мозговые импульсы в частоты, которые считывала и обрабатывала техника, создавая имитацию образа мыслей и поведения подключенного человека. Однако до полной имитации было еще далеко. Кроме чипа, необходимо создание достаточно мощного оборудования, способного вместить в себя записанные личность, воспоминания и знания людей. Искусственный мозг, по возможностям сопоставимый с человеческим. И совет директоров Юсты, куда входили и люди, и отличившиеся теми или иными успехами не-люди со всех отделов и направлений, выбрал того, кому доверить это дело. Того, кто сможет совершить чудо: Юко Фальбейна.

Однажды в отдел, где работали Юко и Куд, нагрянул один из директоров Юсты и напугал своим прибытием очень многих. Мужчина пришел лично и с необычной просьбой: он хотел увидеть «Юго». Программу искусственного интеллекта, которую карлик довел до совершенства и сумел вместить в маленький носитель, по мощности превосходящий лабораторную компьютерную станцию.

— Откуда вы про него знаете? — Юко сразу не понравилась просьба директора. А еще больше не понравилось то, что про «Юго» кому-то известно. Это его и только его сокровище. Мужчина обвел взглядом застывших в ожидании работников и нашел глазами бывшего учителя карлика, который почему-то сделал шаг назад, и Юко все понял. Конечно, кто же, как не он. Именно старик помогал ему с расчетами. Узкоглазый гений по имени Фанг, который обещал молчать.

Его отказ был однозначным и безапелляционным, и сколько бы директор ни уговаривал, какие бы суммы ни называл, какими последствиями ни запугивал, — Юко был непоколебимым. Он даже был готов уехать из Юсты на север, к отцу, но открывать кому-либо брастру...

— Эй, — Куд, прислушивавшийся к разговору, положил ему ладонь на макушку, остужая голову. — Что вам нужно? Просто посмотреть его — это ведь не настоящая причина.

Куд запаниковал: именно в то время, когда, казалось, все наладилось и дела пошли хорошо, Юко хочет выкинуть подобный фокус. И мужчина-директор, подняв руки в примирительном жесте, пригласил Юко и Куда куда-нибудь поговорить. И почему-то его выбор пал на кафе возле главного здания корпорации.

— Угощайтесь, — мужчина, представившийся Адамом, доброжелательно улыбнулся и придвинул не-людям поднос с кофе и фирменными пончиками, которые тоннами любили есть Нина и Немо и на которые часто с завистью поглядывал Куд. — Не смотрите на меня так, пожалуйста, Юко. Мои намерения чисты и адекватны. Позволите объясниться?



Гретелль

Отредактировано: 09.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться