Немистический триллер

Глава 2

  На работе я первым делом сделал телефонный запрос в информационный центр. Ответили, что по указанному мной адресу было совершено преступление, и расследованием занималась прокуратура Октябрьского района. Наведя связующие мосты, я поехал к следователю Гуте. Гута оказался нудноватым, тощим типом, и долго не мог понять, чего я вообще от него хочу. Потом разговорился и сообщил, что: да, дело он помнит. Убита женщина, единственный подозреваемый – муж, мотив убийства – возможно ревность, нет, вину, не признал, тело не нашли, где произошло убийство – точно не установили, но предположили, что у озера, да, дело ушло в суд, есть приговор, посадили надолго, нет, не обжалован, все. Я слушал его, открыв рот. И это называется следствие. От Гуты узнавать мне было больше нечего. Да и вряд ли он смог бы объяснить мне происхождение крови в унитазе. Я отправился домой.

  Двор встретил меня привычной уже тишиной. Я поздоровался с сумасшедшей старушкой, которая прошмыгнула мимо меня, вооруженная щупом, и быстро скрылась за углом. Песочница ее сегодня не интересовала. Не в силах бороться с любопытством, я последовал за ней. Осторожно повернул за угол и столкнулся со старухой. Она явно ждала меня. Поманила пальцем и пошла в сторону леса. Оглядевшись по сторонам, я двинулся за ней. Шли мы недолго, во всяком случае, в лес зашли неглубоко. Старуха остановилась возле лежащей крупной и сухой коряги, с неожиданной силой отвалила ее в сторону и махнула рукой, подзывая меня. Я осторожно приблизился, не очень-то доверяя своей спутнице и не спуская с нее глаз. Щупом бабка разворошила листву и показала пальцем на открывшуюся кучу. Я наклонился посмотреть, и онемел. Это была куча очищенных от мышц костей, явно человеческих. Венчала эту горку хорошо сохранившаяся ступня, судя по размеру и форме, скорее всего женская. Старуха хихикнула, многозначительно посмотрела на меня одним глазом и твердым голосом произнесла «Подозреваются все».

  Я помолчал, размышляя. Хорошо, когда что-то проясняется. Но лучше бы прояснилось иначе. Не таким образом, когда я обязан известить правоохранительные органы и принять меры к задержанию старушки до прибытия оперативной бригады. В идеале это не сложно, но отсутствие на экране мобильника значка антенны свидетельствовало, что условия от идеальных далеки. Перспектива тащить к дому сумасшедшую бабку и с ней за руку бродить в поисках стационарного телефона совсем не радовала. Но выбора у меня не было. Я взял бабушку под руку, и она громко и пронзительно заверещала. Сложное дело – удерживать вырывающуюся и визжащую старуху, тем более что совершенно не хотелось причинять ей боль.

– Бабуля, мы только дойдем до дома. Там мы поговорим про кости. Я вам ничего плохого не сделаю, – уговаривал я, но она меня не слышала и вырывалась изо всех сил.

  Минут через пять я начал злиться. Захотелось заломить бабке руку и насильно вывести из леса. Желанию я не поддался, решил дать ей успокоиться и перестал тянуть, хотя руку ее не выпустил, чтобы не дала дёру. Далеко не убежит, а вот упасть-покалечиться-убиться может запросто. Старуха продолжала вопить, и наверное поэтому я пропустил момент, когда к нам подбежала девочка-альбинос. Плача, она била меня по руке и требовала отпустить бабушку.

– Она не виновата, она ничего плохого не сделала, не мучайте ее! – Девочка смотрела мне в лицо. Глаза ее были полны слез, красный цвет отражался в прозрачных слезинках, и в какой-то момент создалась иллюзия, что она плачет кровью.

– Тихо, тихо! – прикрикнул я. – Ничего плохого я не сделаю. Мы просто пойдем к дому. Бабушка посидит во дворе, а я позвоню в полицию, чтобы приехали и забрали кости.

– Это не она, не она убила! – Казалось, девочка меня не слышит.

– А кто? – Совершенно наобум ляпнул я, стараясь отвлечь ее от истерики разговорами.

  Девочка резко отпрянула и замолчала. На лице ее отразился испуг. Поскольку ее молчащий вариант устраивал меня намного больше, я решил продолжить допрос.

– Так кто? Говори! Чего мотаешь головой? Не скажешь? Ну, тогда я уведу бабушку, пусть она расскажет.

– Она не убивала, не убивала! Это не она!

– Тогда кто? – Я прибавил голосу грозности.

  Девочка с испугом посмотрела на меня, прижалась к вдруг притихшей старухе и очень тихо сказала: «Это мама убила»

Я отпустил бабушкину руку и сел на отваленную бабушкой корягу, не обратив внимания, что под ногой хрустнула одна из костей.

– Чья мама? – Спросил я севшим голосом.

– Моя.

– А где твоя мама? – Я очень хорошо помнил, что говорил о жене здоровяк Илья.

– Умерла.

– Когда умерла?

– Давно. Я в первом классе училась. – Девочка продолжала всхлипывать, утирая глаза кулаком.

«Сумасшедший дом» - подумал я.

  Стуки в стену, кровь в канализации, дети с приветом, жильцы-невидимки и гробовая тишина во дворе. Призрак покойной мамы очень даже вписывался в картину. Только вот картина эта меня совсем не устраивала. Углубляться в мистику мозг решительно отказывался.

Я хмыкнул, закурил и продолжил расспросы.



Андрей Леру

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться