Немистический триллер

Глава 6

  В канцелярии СИЗО долго и придирчиво изучали разрешение на проведение следственных действий с осужденным Буркой.

– Ерунда какая-то, – сказал пожилой майор, подозрительно на меня поглядывая. – Бурка же не числится за следствием. И за судом не числится, вот есть распоряжение о вступлении приговора в законную силу.

– Не числится, – виновато согласился я. В общем-то, я и не надеялся, что мне беспрепятственно предоставят возможность побеседовать с осужденным, потому подготовился. – Есть новые обстоятельства по его делу. Крайне необходимо допросить его до этапирования. Очень вас прошу.

– Хитрите вы что-то, товарищ следователь, – ухмыльнулся майор и поставил штамп на бланк пропуска. – Идите уже, хоть это и не дело.

– Спасибо! – от всего сердца поблагодарил я и быстро выхватил пропуск, чтобы не дать майору возможности передумать.

  На КПП меня пропустили без проблем, забрав, как и положено, служебное удостоверение. Надеюсь, информация об этих моих художествах во время отпуска не дойдет до шефа, иначе не сносить мне головы и никакими призраками я не оправдаюсь. Я быстро проскочил через внутренний дворик СИЗО, вошел в здание тюрьмы и мгновенно замерз. Столетние, полутораметровой толщины стены, не прогревались даже в самую лютую жару. Немногие встреченные мною заключенные были одеты в теплые фуфайки. Один из них, протиравший от пыли невнятную мозаику на стенах, поздоровался. Я его не помнил, но все же спросил, как у него дела. Услышав безликое «нормально, гражданин следователь» - кивнул и пошел дальше, в сторону камер, отведенных под допросы. Первая из них была свободной, туда я и вошел. Уселся на намертво привинченный к полу стул, положил локти на такой же привинченный стол и стал ждать Бурку. Он появился минут через пять и нерешительно остановился у двери. Невысокий симпатичный парень, глядящий на меня с неподдельным удивлением.

– Мне сказали явиться к следователю Белозерову.

– Проходи, садись, это ко мне.

– А что случилось, гражданин следователь? Я апелляцию не подавал, завтра этапируюсь, – спросил он, усаживаясь напротив меня.

– Поговорить надо.

– Если об убийстве моей жены, так ничего нового я не скажу. Смотрите дело, там все есть. – Парень явно разнервничался, бледное лицо начало медленно краснеть.

– Мне надо поговорить о том, чего в деле нет, – спокойно сказал я. – О призраке.

  Парень вскочил и уперся руками в стол.

– Да идите вы к черту, понятно?! Вам психиатрическая экспертиза заключение дала, что я нормален! – Парень не кричал, но глаза его полыхали злостью.

  Я тоже поднялся, тоже уперся в стол руками и приблизил лицо к его лицу.

– Сядь! Я живу в той же квартире, где жил ты! И завтра ко мне приезжает моя дочь! А вокруг дома бродит бледное пугало, похожее на призрака, в унитазе плавает кровь, и какая то тварь рисует кресты на моей двери. Сядь и давай поговорим. Это пойдет на пользу мне, а возможно пригодится и тебе.

  Парень не сразу успокоился. Некоторое время он еще грыз меня взглядом, потом обмяк и сел.

– Ну вот и славно, - вздохнул я с облегчением. – Так что там с призраком?

  Парень уткнул лицо в ладони и плечи его задергались. Он плакал. Сперва тихо, потом все сильнее и сильнее, пока плач не перешел в рыдания. Я сжал рукой его предплечье и слегка потряс.

– Я не убивал ее. Не убивал, – глухо, из-под ладоней, сказал парень.

  Я отвел его руки от лица и заглянул в глаза. Он не врал. В глазах было неподдельное горе и боль, и я поверил ему.

– Гражданин начальник, сигарет нет у вас? Мне принести некому, – попросил парень, утирая рукавом нос и глаза.

– На, забирай, – я вытащил из кармана почти полную пачку сигарет и зажигалку. Он благодарно кивнул и закурил.

– Не убивал я ее. Мы в той квартире с полгода прожили спокойно, а потом началась чертовщина - то записки всякие, то крест на дверях. Насчет дверей я не волновался, думал, может дети соседские шалят. А вот записки меня беспокоили. Приду домой с работы, а они на видном месте. «А я здесь» или «найди меня, если сможешь», и всякое такое. Из-за них мы с женой начали ссориться. Я думал, может она завела любовника, и он меня довести решил. А потом совсем странные вещи стали происходить. Дня четыре подряд возле дома появлялась женщина в белом. Жильцы в доме как будто исчезли. В те дни вообще никого не встречал, даже дети во двор не выходили. А старушка, что в квартире напротив живет, сказала, что, мол, это призрак. И когда она появляется, кто-то в доме погибает. Жена мне не поверила. Ну вот. А в понедельник, что ли, вечером, выглядываю я в окно и вижу – стоит призрак. Позвал жену, говорю – веришь теперь. Смотрим, на улицу выскакивает сосед с первого этажа, Илья, и бежит в сторону призрака. Жена как раз дочку спать укладывала, а я не выдержал и тоже выскочил. Ну сколько можно в страхе жить? Догнал Илью и вместе мы за призраком побежали. А призрак этот… черт его знает… Вроде и на месте стоит, а вроде и двигается. Мы до леса добежали, еще побродили вокруг, но призрак исчез. Потом я замерз, да и поздно уже было, и пошел домой, а Илья еще остался у леса. Подхожу к квартире – а дверь изнутри заперта. Позвонил – дверь открылась. Вхожу – жены в коридоре нет. Думаю, как она так быстро открыла и ушла. Зову – не отзывается. Вхожу в комнату – дочка спит, жены нет. В кухне – нет. Тогда пошел в ванную, а она там, на полу. Тело на полу, а голова – в ванной. Я не сразу заметил. Кинулся поднимать, а там все в крови, я сам весь в крови. И тут я испугался. Как в тумане все помню. Мы с ней ссорились часто из-за этих записок. Один раз я даже ударил ее, она родителям жаловалась, и с работы от нее пришел один полицейский, угрожал, чтобы я больше пальцем ее не трогал. Сразу подумают, что это я ее убил, арестуют, дочка дважды сиротой останется. Не понимал я тогда, что делаю. Думал, что от тела надо избавиться, а потом сказать, что жена на работу ушла и не вернулась. Взял нож и стал ее резать, и по кускам в унитаз спускать. Кости в сумку сложил. Голову я не смог разбить, взял банку пустую жестяную и туда пропихнул. Загрузился и пошел кости расшвыривать. А банку – в озеро. Клянусь, не понимал я, что делаю. Как в тумане был. А через день меня и правда арестовали. Говорил я следователю, как оно все было, а кто же в такое поверит? Потом плюнул, сказал, что я убил.



Андрей Леру

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться