Немного глупостей, щепотка решимости и килограммы обаяния

Размер шрифта: - +

Глава 9

- И помни, Алина, никаких Шарков! – в десятый раз напомнила девочке Рита.

Алина обиженно засопела, но спорить не стала, так как кто покупает дорогие подарки, имеет право на некоторые просьбы.

- И всё равно, Шарк – лучший, - не удержался от комментария, тщательным образом проинструктированный, ребенок.

Музыкальные вкусы Риты и Алины разительно отличались: девочке было откровенно скучно слушать песни у костра. Куда интереснее было восхищаться молодым исполнителем хитов, от голоса которого сердце уходит в пятки, а глаза слезятся от его красоты. Но в одном Алина была согласна с мамой: если она не остановится в своей фанатской любви к популярному певцу Шарку, то закончит свои юные годы как тётя Рита, увешанная плакатами и календарями с изображением любимого Шарикова. Поэтому девочка не противилась маме, запрещающей хранить изображения своего кумира в комнате. Она довольствовалась одной-единственной фотографией Шарка, тщательно скрываемой от матери в ящике стола.

Пока Алина с Ритой подъезжали к дому Сергея, недалеко от которого должна была состояться встреча в лесу, за окном начался настоящий ураган: макушки деревьев клонились к земле и дождь разыгрался не на шутку. Несмотря на зонт, Ларина промокла до нитки и, оказавшись, наконец, около входной двери в квартиру барда, радовалась, как школьница, получившая пятёрку за домашнее задание.

Но услышав первые слова появившегося в дверном проёме по-домашнему обворожительного Шарикова, Рита заметно расстроилась.

- Как отменилась?! – Рита не верила, что свидание с Сергеем готово сорваться, хотя она склонила Алину пойти с ней к нему и притвориться её дочерью, потратив на уговоры более чем ползарплаты.

- Ах, ну да, вы же в первый раз: не знаете, что при сильных осадках встречу у костра переносят, - хлопнул ладонью себя по лбу Шариков.

В другой руке он держал пол палки сервелата, от наслаждения которым его отвлекли нежданные посетительницы.

«Не в коридоре же их оставлять», - подумал Сергей, представляя, что скажет на это мама, слухи до которой непременно дойдут, когда она вернётся из санатория, а вслух сказал:

- Что же вы стоите в коридоре, проходите! – открыв дверь пошире, бард пригласил дам в свою квартиру.

- А еда есть? – кивнув в сторону колбасы, спросила девочка.

Шариков натужно рассмеялся, обдумывая, сколько припасов сможет вместиться в эту обманно хрупкую малышку. К счастью, Сергей не подозревал, насколько этот ангел в розовом платье, с двумя аккуратными косичками, прожорлив.

- Как зовут тебя, принцесса? – решил перевести разговор с опасной колбасной темы поэт. – Ты совсем на маму не похожа, - добавил он.

Алина вопросительно посмотрела на подругу матери, которая, к чести её, не замедлила с ответом:

- Алина в отца пошла.

Девочка одобрительно кивнула головой, и, надев предложенные тапочки на несколько размеров больше её ноги, ничуть не смущаясь, прошла в квартиру барда.

- Дядь, - донеслось из комнаты: - да Вы тоже не очень-то на себя похожи на плакатах, - Алина вспомнила образы Шарикова на стенах и подушках дома у тёти Риты.

Ларина поспешила к младшей Михайловой, попутно осознавая, что надо было искать для своей авантюры другого, более покладистого, ребёнка.

- Каких плакатах? – спросил песенник.

Поняв, что прокололась, Алина быстро исправилась:

- В нашей школе очень уважают Ваше творчество! – выпутался сообразительный ребёнок, чем привёл барда в неописуемый восторг.

Пока Сергей перекладывал стопку журналов и книг с дивана, одновременно стряхивая с него крошки печенья, Рита, затаив дыхание осматривала «святую святых» её любимого барда.

Сергей проживал в двухкомнатной квартире, главным преимуществом которой было её расположение: окна гостиной выходили на небольшой лес и детскую площадку, расположенную в нескольких десятках метров от подъезда, а из кухни открывался прекрасный вид на район с далёкой перспективой. Подумав о том, куда выходят окна в спальне Сергея, Рита отчего-то раскраснелась. В самих же комнатах интерьер был более чем скромный – всё напоминало о том, что в квартире живёт холостяк, и лишь кухня представляла собой островок женского участия: кружевные салфетки, изящная посуда, фотографии Шарикова в рамочках и буйно цветущие комнатные растения выдавали присутствие матери.

- Вы живёте с мамой? – уточнила свою догадку Маргарита.

- Да, но сейчас она в санатории, - ответил бард. – Когда матушка уезжает, я создаю себе…творческую атмосферу.

Только сейчас Рита обнаружила странную обстановку: на столе посреди гостиной стоял алюминиевый котелок с кашей, а на полу, чуть поодаль от стола, располагался спальный мешок, возле которого стояла, прислонённая к шкафу, гитара.

- Дядя Серёжа, а как Вы к женщинам относитесь? - зачерпнув кашу из котелка походной ложкой, спросила Алина.

Маргарита, которая не успела дотянуться рукой до девочки и прикрыть ей рот рукой, с нетерпением ждала ответа Шарикова.

Однако Сергей был настолько добр, что решил обойтись без замечаний и стал общаться с Алиной как с ровней.



Екатерина Сказка

Отредактировано: 09.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться