Немного глупостей, щепотка решимости и килограммы обаяния

Размер шрифта: - +

Глава 27

- Наконец-то хоть что-то хорошее случилось за сегодняшний день, - с улыбкой на губах, Соня присела на диван, доставшийся ей по наследству ещё от бабушки, вытянув вперед ноги в меховых тапочках. Сменив вульгарный костюм на приятный телу трикотаж, Боголюбова легким движением руки откупорила бутылку шампанского.

Виталий Петрович, с радостью принявший предложение остаться под присмотром Софьи, отпустил водителя и охрану, но, не подрасчитав свои силы, потраченные на нервные переживания, уснул на Лериной кровати, вдыхая легкий цветочный аромат подушки и думая о том, что лежит на спальном месте своей зазнобы.

Спустя некоторое время к ним присоединилась и Юля. Было видно, что ей тоже крепко досталось от сегодняшнего дня: несмотря на приятный внешний вид, было видно, что архитектор расстроена. О своей поездке за город она, конечно, в общих чертах, рассказала подругам, но о том, кто был заказчик крупного проекта – решила умолчать.

Рита, изящно присевшая на уголок стула, протянула Софье и Юле бокалы, которые тут же были наполнены искрящейся жидкостью, манящей к праздничному настроению.

- Представляете, мало того, что маньяка не поймали, так Лерины парни из отдела не только убили мою репутацию, но и съели всю колбасу Пономарева, а ведь она была действительно вкусная! - первый прохладный глоток божественного напитка охладил пыл Маргариты, который сопровождал её весь день в предвкушении раритетной рукописи и смягчил мысли девушек после тяжелого дня.

- А этот твой Пономарёв очень даже ничего, - улыбнулась Рита, присматривая за тем, чтобы Виталий Петрович из другой комнаты не услышал их разговор.

- Смеешься? – скептически отнеслась к замечанию подруги Соня.

- Нет, правда, - возразила Маргарита, делая небольшие глотки напитка с «весёлыми» пузырьками. – Мне кажется, он очень заботится о тебе.

- Рита, ты слишком мало знаешь о жизни, - сказала умудренная жизнью Боголюбова, закидывая ноги на небольшой пуфик, стоящий рядом с диваном. Накрывшись теплым пледом почти с головой, она продолжила: - Я для него недоступна как женщина, я – его врач, поэтому его тянет ко мне. Я просто не имею права рассматривать его в ином качестве, кроме пациента, - немного подумав, она, всё же, добавила: - Хотя соглашусь с тобой, он очень мил.

- А я согласна с Ритой, - присоединилась к обсуждению Пономарёва Юля. – Он презентабельный мужчина, без звездной болезни богатого человека, насколько я поняла, - при упоминании ей же самой о «звездности», Михайлову перекосило.

Решив сменить тему, Юля сказала о том, что было у неё на душе:

- Шишкин женится в следующую субботу.

- Что? – удивилась Маргарита. Не подумав о том, что может сделать подруге больно, она сказала: - Так быстро!

Софья, многозначительно посмотрев на Риту, обратилась к Юле:

- Вы развелись довольно давно, ты не должна переживать.

- Не поверите, но я даже приглашена, - констатировала факт Михайлова. – Но не думаю, что пойду.

- Я всегда замечала, что невесты счастливее будущих мужей на своих свадьбах, - обратила внимание Софья. – На своём торжестве я буду радоваться как никогда прежде. А как вы видите свои свадьбы? – спросила она у подруг.

Смешно фыркнув, тут же среагировала Юля:

- Нет, мне даже представлять не надо. Я это уже пережила. Теперь если когда-нибудь решусь повторить столь отчаянный шаг – то только вдвоем с женихом и престарелым кюре далеко в Альпах, подальше от людей, - Михайлова не хотела признаваться даже себе, что глядя на молодых, юных влюбленных, её сердцебиение невольно ускоряло свой ритм. – Поглядите, как радуется любая невеста! Она не подозревает, что хитрые мужчины заманивают бедных наивных девушек в сети брака, бросая их на растерзание грязным кастрюлям и носкам не первой свежести.

- А я, - поддержала разговор Маргарита, отставляя тонкий хрустальный фужер подальше от себя: - Мечтаю о большом торжестве, где обязательно будете вы. И торт хочу с лебедями, и пышное платье с кружевом… и каравай хочу! Не могу поверить, что в браке всё так ужасно, - пришла в замешательство библиотекарь.

- Ты глянь, как наша тихоня заговорила! – присвистнула Соня, обращаясь к Юле, которая так же не ожидала таких традиционных фантазий у Лариной. – Что касается меня – всё зависит от мужа. Влюблюсь в него всей душой, без остатка, и буду довольствоваться любой свадьбой, мне всё равно, - Соня действительно озвучила то, что было у неё на душе, но с таким же любопытством продолжала взирать на другую пару молодых, не так давно сменившую первую у памятного постамента в сердце сквера.

Громкое хлюпанье заставило девушек замолчать: в широком темно-зеленом кресле, что есть мочи, рыдала Юля. Не сговариваясь, Соня с Маргаритой бросили всё, присев на бортики кресла Юли. Тихонько похлопывая Михайлову по спине, Рита пыталась утешить подругу, но никак не находила слова.

- Ты его до сих пор любишь? – спросила Соня и, вырвав из рук Риты белоснежный носовой платок, с едва заметным, исходящим от него запахом фиалок, предложила его Юле.

Решив, что хуже уже не будет, Михайлова так сильно разрыдалась, что заставила Маргариту вздрогнуть.



Екатерина Сказка

Отредактировано: 09.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться