Немой

Размер шрифта: - +

прода

33

- Ты, капрал, сам понимаешь, что если бы Светланку нашу не спас, то и разговаривали бы тобой не так душевно как сейчас, - здоровенный мужик, представившийся полковником Савельевым – сидел за столом напротив меня и на правах гостеприимного хозяина разливал чай по чашкам.

  • Слово действительно подобрано удачно. Да сэр! На протяжении последних четырех часов из меня действительно вытрясли всю душу, вместе с информацией, которая еще осталась в моей бедной голове.

Хотя жаловаться, конечно, не стоит. Вчера вечером, после боя с русскими бандитами, «Стрижи» доставили меня к себе на базу. Заперли в каком-то помещении в подвале. Кроме металлической кровати без матраса и небольшого стола прикрученного к полу, никакой другой мебели в этой комнате не было. Приблизительно через час, после моего заточения, принесли лапши быстрого приготовления и кипятку в алюминиевой кружке. Просто королевский ужин! Да сэр! Ну а с утра началось…

Сначала двое мужиков, в гражданской одежде, видимо, что бы я ни скучал, сыграли со мной в старую игру: «добрый и злой полицейские». По итогам я должен был признаться, что все происходившее со мной в последнее время является хитрой игрой спецслужб USA, по итогам которой я должен внедриться в окружение русских военизированных подразделений. С этими ребятами я весело и увлекательно провел два часа. Нам под это дело даже отдельный кабинет выделили.

В конце концов, парни устали и оставили меня в покое. И, похоже, даже не расстроились, когда я ни в чем не признался.

Затем меня посетил хмурый дядька в камуфляже. Его шпионские игры не интересовали. Зато моего собеседника очень интересовало расположение постов моей родной ЧВК, маршруты выдвижения различных внешних групп. Крайне любопытно было моему оппоненту, как осуществляется связь между различными объектами в городе и за его пределами.

Боюсь, я не сильно обогатил информацией сурового мужика, который сверлил меня взглядом так, как будто я являюсь главным врагом человечества. Ведь основное время я был инструктором. Мой единственный выход в качестве командира отряда разведчиков закончился тем, что я собственноручно уничтожил всех своих бойцов. И надо признать, ни капли об этом не сожалею. Спасенная мной девочка стала самым близким для меня человеком в этом сошедшем с ума городе.

Что-то я рассказал - кое-что утаил. В итоге беседы (или допроса) мой собеседник встал со стула, коротко кивнул и оставил меня в кабинете одного. Я вытянул ноги под столом и закинул руки за голову. Надо чуток расслабиться и подумать. На первый взгляд дела мои не так уж и плохи. Да и на второй тоже. Да сэр!

Меня никто не пытал, не бил. Обращались вполне по-человечески. Как я понял из разговоров и намеков моих недавних собеседников – Галя тоже благополучно сюда добралась. Эххх! Увидеться бы ещё!

Непонятен мой нынешний статус. Если я пленный, то почему меня не изолируют. Даже кабинет не заперли! Правда через приоткрытую дверь видно, что за дверью кто-то ходит. Ясно, что без присмотра меня не оставят!

Просидел в одиночестве я около часа. Дверь раскрылась, в кабинет зашел боец в форме оливкового цвета и жестом показал, чтобы я следовал за ним. Я заметил, что парень, который сопровождал меня, был без оружия. Видимо все же опасаются, чтобы я не обезоружил провожающего (или все же конвоира?). Мы поднялись этажом выше, и подошли к неприметной двери, с неприметной серой табличкой. Боец осторожно постучал, приоткрыл дверь и спросил:

- Разрешите, Дмитрий Геннадьевич?

- Наш гость пусть заходит, сам можешь быть свободен.

Из-за большого стола мне навстречу поднялся мужчина крепкого телосложения. На нем была надета та же форма оливкового цвета без знаков различия, что и на остальных обитателях базы.

- Полковник Савельев, - представился мне мужчина, после чего усмехнулся и добавил, - в отставке, разумеется.

К моему удивлению, полковник пожал мне руку и, хлопнув по плечу сказал:

- Присаживайся, капрал! В ногах правды нет, - полковник отошел в дальний угол кабинета и открыл небольшой шкаф, откуда стал доставать посуду, - сейчас чайку организую, поговорим - как докатились до жизни такой.

- Ты, капрал, сам понимаешь, что если бы Светланку нашу не спас, то и разговаривали бы тобой не так душевно как сейчас, - здоровенный мужик, представившийся полковником Савельевым – сидел за столом напротив меня и на правах гостеприимного хозяина разливал чай по чашкам.

- Мы уж тут головы сломали, что за немой такой появился, который Бродяг как тараканов давит, - Савельев шумно отхлебнул из чашки, - Светлана наша твои подвиги красочно расписала! А ты оказывается и не болезный вовсе, колоться не хотел, что иностранец! Ну а, в общем, молодец! Спасибо тебе за Свету, и за девчонку нашу русскую.

Полковник отставил чашку в сторону и поглядел мне в глаза:

- Небось, терзаешь себя за убитых своих? Так вот, что я скажу тебе: не важно, русский ты или американец. Ты предпочел человеком остаться – это главное!

Я лишь согласно кивнул головой. И правда, не поспоришь. В одном лишь мой собеседник ошибся – за убитых мной ублюдков я свою нежную душу не терзал. Да и в дальнейшем не собирался этого делать. О чем не преминул сообщить полковнику.



Иван Лаврентьев

Отредактировано: 24.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться