Немые

11

Ранним утром Червинский снова наведался в провонявшее азиатскими приправами логово. Накануне мальчишка – его звали Чен, но до вчерашнего дня имя было сыщику за ненадобностью – выторговал себе день отсрочки. Умолял дать проститься с родными, причитал, что ему не жить – как будто свет на нем сошелся. Однако в остальном рассказ китайчонка был настолько занимателен, что Червинский решил пойти на эти условия: лучше вести его к Алексу, когда тот уже засыпает, а самому, наоборот, быть на свежую голову.

По дороге Чен молчал и громко вздыхал, то и дело оглядывался – словно думал, что громкая и хвостатая многочисленная родня вдруг одумается и пустится вдогонку за телегой соседа-солдата.

Алекс, как нередко бывало под утро, остался один в большом зале. Он действительно уже клевал носом, однако, увидев свою пропажу, оживился, встал.

– Где нашел?

– Китаец – родня его – пришел к дантисту и просил забрать.

– Узкоглазая тварь, – и удар наотмашь. Неплохой – зубы брызнули. – Ну что, нагулялся?

Мальчишка завалился на пол и сжался в комок, скуля.

Непроизвольно поморщившись, Червинский полез в карман, вытащил засаленный тканевый кошелек и бросил на стол.

– Вот, передали тебе за беспокойство. Две сотни не пожалели.

– А себе сколько взял?

– Десятку. За хлопоты.

– Значит, не меньше четвертной. Ну что, узкоглазый? Добегался?

Алекс поставил башмак на худую ручонку. Китаец заверещал еще громче.

– Пласти, хозяина!

– Ты бы его сперва послушал. Говорит, что видел, как лекаря твоего убили, и как голову чью-то выбросили. Даже узнал кое-кого, но лучше ты сам спроси.

– Да ладно?

Алекс схватил рыдавшего китайчонка за шкирку, проволок пару шагов, и, приподняв, бросил на стул как куль.

– И что ты там видел?

– Голова в канава!

– Это чья же?

– Важный человека! Ходил к большая господина Свилидова. И батя ходить. И я.

Хмыкнув и шевеля бровями, Алекс принялся прохаживаться и разглядывать грязный дощатый пол. Думал о том же, о чем Червинский уже успел за день подумать.

– Это к какому еще Свиридову?

– Семен Алкадьивитса.

– Хм… То есть, ты знаешь, где он жил?

– Да. Могу показывати. Батя ходить, лечить.

– А еще кто туда ходил?

– Важный человека! И те человека, кто голова в канава.

– Что это за важный? Как звали?

Чен потряс головенкой.

– Не знаю. Они говорил… Назвать его «Кум». Но могу голова найти.

Алекс вернулся за стол, закурил и принялся в молчании разглядывать кольца дыма. Ухмылялся углом губы, задрал треугольную бровь. Червинский тоже достал папиросы. Чен рискнул, привстал и сел на полу.

– Сколько тебе лет, щенок? – вдруг спросил Алекс.

– Четыре и десять.

– Не было тебя недели две… Хм, ну да. Теперь осталось, чего искать. Ладно. Говори-ка, что ты там видел тогда, когда видел. С самого начала давай.

– Я пил ханшина и ходил к девочка. Дома не вовремя, не пришел. Батя злиться сильно и меня искать, хотеть убить, да. Дядя встретил. Он – меня. Говорил: «батя твой идет! Злой черт!» Я убегать. Прости, хозяина!

– Да мне насрать, что ты там делал, – скривился Алекс, сплюнув на пол. – Что видал?

Чен принялся повторять рассказ. Он укрылся недалеко от того притона, где развлекался. Он был уверен, что отец, как ни раз бывало, перво-наперво заглянет туда, потом обежит окрестности и наконец, не солоно хлебавши, вернется домой. За ночь его гнев уляжется, и тогда Чен сможет спокойно показаться ему на глаза. Так что китайчонок убежал в переулок и скрылся в любимом месте – залез на сарай и улегся за покатой крышей. Оттуда удобно наблюдать, не будучи замеченным самому: крыша оставалась в темноте, зато улицу освещал фонарь.

Только Чен устроился поудобнее, как в переулок, и в самом деле, заглянули. Не пришли – приехали на автомобиле.

– Кто?

– Один – человек хозяина Легкий, а второй я не знать, – подумав, шмыгнул носом китаец.

– Он точно чего-то не договаривает, – поспешил поделиться сомнениями Червинский.

– Они ходить к большая господина Свилидова! – зло взглянув, сказал Чен.

– Кто человек Легкого?

– Такой… – мальчишка стал вращать глазами, словно пытался найти определение. – Такой…



Юлия Михалева

Отредактировано: 17.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться