Немые

14

– Или плати сейчас, или дальше я не поеду, – заерепенился извозчик, остановив повозку у съезда на узкую немощеную дорогу, которая вела в Старый город.

– Если заплачу, ты меня не повезешь.

– Э, не надо. Слыхал я такое, да уж не раз. Знаю я вас. Не ты первая ночью едешь сверху домой-то.

В носу снова защипало. Домой? Нет, это не дом! А где он теперь? Пути назад больше нет.

– Плати давай, не обману.

– А мне нечем. В трактире за меня рассчитаются, если доедем.

– Чего?! Так и знал – не надо было тебя везти.

Залитые самогонкой глаза взглянули злобно, но взгляд тут же стал похотливым.

– Легавых, когда ехал, видал? Тронешь – заору. Ты на меня погляди: я же по виду из благородных, а ты – скотина, как есть. Кому поверят? – предупреждающе зашипела Царевна. – А тебе за меня заплатят втройне. Всю ночь бухать будешь вместо работы.

– Нужна ты мне больно – трогать тебя... Чем еще заразишь.

Сплюнув, извозчик снова взялся за вожжи, и на этот раз молча довез до деревянной «Муськи», стоявшей недалеко от спуска.

Когда костры, которые круглый год жгли во дворе трактира, только показались, можно было спрыгнуть с повозки и пропасть в темноте. Извозчик вряд ли бы отважился гнаться следом. Но Царевна была слишком зла – и на судьбу, и на себя заодно.

– Эй! Сюда! – закричала она что есть мочи. – Это я, Царевна! Я не одна!

– Что творишь, сука? – заорал извозчик, больно стегнув хлыстом – сначала ее, а потом и кобылу. Та ускорилась, но тут же заржала и встала, встретив препятствие.

– Кто же тут к нам приехал?..

От трактира до логова Безымянных Царевну подвез местный, усадив верхом на трактирную клячу. Вопросов не задавал, ничего не рассказывал.

На пустыре у дома Алекса было темно и тихо. Слышны только далекие голоса от костров, да мяуканье кошки. Ни разу прежде такого видеть не доводилось.

– Что случилось?

– Ничего не знаю, – глухо отвечал провожатый.

У ограды – автомобиль, на котором раньше часто ездила и сама Царевна, привязаны несколько лошадей, но из людей – никого.

И дверь заперта.

Подойдя к распахнутому окну, Царевна громко спросила:

– Кто-нибудь есть?

Тишина.

Подтянувшись, она взобралась на низкий широкий подоконник и залезла в комнату.

Темно. Куда темнее, чем на улице. Под ногами заскрипело стекло. Пахло скверно, но чем? Не узнать этот запах – или, быть может, смешение нескольких.

Щелчок. Металл коснулся виска. Но отчего-то не страшно, совсем не страшно.

– Не стреляй ...  

– Зачем вернулась?

Это Алекс.

Царевна всхлипнула. Больше нет смысла держаться.

– Я сделала что-то ужасное.

Он опустил оружие, но вряд ли убрал далеко.

– И что же?

– Большую глупость.

Усталость навалилась и вмиг подкосила. Царевна опустилась на пол.

– Осколки, – проворчал Алекс.

– Прости, что мы тебе не сказали. Я не хотела… Я не знала, что так получится, – она говорила длинно, сбиваясь и повторяясь.

Алекс ходил из стороны в сторону, но не вмешивался.

– И что, Сухарь все знал?

– Нет, почти ничего. Я просто попросила найти человека – вот он и нашел. Зуб вообще не о чем не догадывался. Я его обманула.

Алекс закурил и долго молчал.

– Такого я давно не слыхал. Вот ты дура. И зачем все?

– Разве ты не понимаешь? – вытерев ладонями мокрое лицо, Царевна вгляделась в темноту, но по-прежнему не могла увидеть в ней его лицо.

– Прямо сейчас ты вернешься обратно.

– Нет! Я не могу!

– Шшш… Да. На тебя никто никогда не подумает. Иди назад и делай вид, что все, как всегда. Потом, если надумаешь, можешь прийти сюда. Но не раньше, чем все уляжется. Месяца через два.

– Нет, это просто невозможно, – закрыв лицо, Царевна снова принялась всхлипывать.

– Еще как можно. Раз ума хватило начать – теперь уже все, заканчивай.

– И что мне делать?

– Хм… Ну, для начала придется нам поискать. Ну, а потом…

Царевна ни с чем не спорила, только кивала, шмыгая носом.



Юлия Михалева

Отредактировано: 17.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться