Ненаместные

Размер шрифта: - +

Глава 13

В больнице ее ждали.

У этой женщины были такие тонкие губы, что, если бы не ее отчаянная попытка подчеркнуть их красной помадой, Жаннэй бы их и не заметила.

Женщина постоянно их облизывала, а потом тянулась рукой к сумочке, наверное, чтобы вернуть съеденную помаду на место. Тянулась — и отдергивала руку.

У нее были длинные ухоженные ногти: надо же, впервые за долгое время Жаннэй увидела такой сложный и дорогой маникюр. Даже Яйла просто красила ногти в золотистый цвет; трансформация не затрагивает ногти — единственный вывод, который тут можно было сделать.

Глаза-щелочки смотрели недобро.

Ресницы тоже были накладные. Но не бесконечно-длинные, какие цепляют девчонки перед дискотеками, а почти как настоящие, Жаннэй бы и не заметила, если бы не слегка отклеившийся уголок.

Женщина выглядела немного уставшей и очень напряженной.

— Я Ассакая из рода Ссок, дочь владельца этой больницы, — сказала она, — я хотела вас кое о чем попросить, мудрая Жаннэй… до того, как вы войдете.

Жаннэй пожала плечами: она уже стояла в холле, так что просьба была как минимум запоздалой.

— Да?

— Мы не участвуем в конфликте. Медики нейтральны. Мы не будем никого задерживать; мы не будем никого предупреждать; не вмешивайте персонал и медсестер.

— Да.

Точно. В Тьмаверсте больницами владеют Змеи. Вот откуда ногти, ресницы и привычка постоянно высовывать язык. Вряд ли Ассакая хотела показаться очень красивой; скорее, хотела бы, чтобы у нее просто росли хоть какие-нибудь волосы.

Теперь Жаннэй была почти уверена, что если еще немного приглядится, то и тяжелый на вид узел волос под шапочкой окажется париком.

В последнее время ей стало сложно сдерживать свое любопытство. Жаннэй заставила себя отвести глаза от ушей Ассакаи: ее бестактность могла все испортить.

К счастью, Ассакая продолжила свою речь.

— Но… Техника безопасности. Двери на пожарную лестницу всегда открыты.

Жаннэй склонила голову.

— Один мой знакомый говорил: медики действуют в интересах пациента, — сказала она осторожно, — если вашим пациентам вдруг понадобится помощь Ярта рода Хин, вы всегда можете к нему обратиться.

— Это не было услугой, но мы примем благодарность. — Ассакая оживилась, она явно не рассчитывала приобрести полезное знакомство.

Просто помогла и предупредила о том, что есть кто-то, о ком стоило бы знать, и кого стоило бы задержать — но, увы, никак. Были ли причиной ее поступка какие-то внутренние межродовые распри или долг роду Вааров, или она просто привязалась к пациенту, которого вряд ли хоть раз видела, — это Жаннэй не интересовало. Главное результат: открытый пожарный выход, который вполне может стать входом, и персонал, который будет старательно смотреть в другую сторону.

Она обрадовалась, когда услышала про Ярта: значит, ее действия вряд ли навредят. У Ярта было громкое имя: он был отличным врачом и замечательным скандалистом.

Жаннэй кивнула Киму. Тот достал телефон.

Жаннэй пошла вперед: ей необходимо было узнать у Лиль ее интерпретацию событий.

Но замерла около двери.

Она слышала два голоса.

Ее дар позволял ей присматривать за людьми, заглянув в стекло или в воду; за очень редкими исключениями она не слышала, что они говорят, только видела изображение. Поэтому она еще в детстве научилась читать по губам.

И у нее был выбор: отойти к окну в конце коридора, и увидеть, кто и как разговаривает в палате, и, возможно, что-то не расслышать, или банально подслушать, как школьница, застукавшая злейших врагинь за разговором в туалете.

А еще она могла просто постучать и войти, но это было бы глупо.

— …себя чувствую, — услышала она женский голос, — в это слишком сложно поверить, но Умарс… Умарсу сказал Данга… невозможно. Но ты… ладно, про случай с лодками Лиль еще могла рассказать своему… ты что, серьезно встречалась с Жабой? Не, ну он ничего, но он же потом…

Жаннэй почти услышала, как девушка со дверью скривилась.

Голос чем-то напоминал голос Яйлы. Такой же мягкий, грудной, не слишком низкий, но и не высокий. Разве что моложе.

Мрыкла.

— Но я не знаю, кем надо быть, чтобы рассказать парню про случай в клубе, так что… допустим, я тебе верю.

— Мрыкла, я не понимаю…

— Прости.

— Ты что?

Судя по шмыганью носом, Мрыкла обронила не одну слезу, а разразилась целым водопадом. Жаннэй воспользовалась этой короткой паузой, и рванула за проходившей мимо медсестрой с тележкой, поскрипывающей под весом грязной посуды.

Как хорошо быть представительницей Ведомства! Махнул удостоверением, сказал пару слов с грозным видом — и вот, чашка с остатками компота вся твоя, можно даже не возвращать, если не хочется.

Ассакая, конечно, просила медсестер не вмешивать, но разве это вмешательство? Можно было бы и обойтись, но для Жаннэй важно было видеть. Она не слишком полагалась на свои уши.

— Прости, что так вышло. Я ведь тоже виновата? Когда мама сказала мне, мне это показалось клевой идеей. Ну, то есть… я не знала Кима, но я была бы рада назвать сестрой тебя, а не какую-нибудь Фаргу, и… возможно, я надавила? Я… могла случайно подать идею, и все кончилось вот так… ты чуть не умерла, и вообще в теле Жабы… Парня-жабы… и это, наверное, так отвратительно.

Мрыклу передернуло.

— Ты же не настаивала.

— Но…

Лиль-в-теле-Герки неуклюже приподнялась на локтях.

— Даже если идея… вдруг… была твоя, вина за ее воплощение — нет.



Эйта

Отредактировано: 06.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться