Ненависть и другие побочные эффекты волшебства

Размер шрифта: - +

Глава 4. Не все проблемы одинаково решаемы

И что теперь делать?

Еще раз посмотрев на дверь, обреченно вздохнула и перевела взгляд на кровать. Спать, если честно, хотелось до безумия. Абсолютно неразумное желание в свете произошедшего, но я ничего поделать с собой не могла.

Бейте, расчленяйте, насилуйте, убивайте… Только завтра, пожалуйста.

У меня даже рука сама к покрывалу потянулась, однако в последний момент я ее все-таки отдернула. Блин, а что, если этот наркоман еще и шмотки наркоманские носит? Это же значит, что теперь у меня наркоманское покрывало…

Нет, так никуда не годится.

Проведя экспресс осмотр комнаты, сняла с крючков две вешалки и, вооружившись ими, вернулась к кровати. А что, у вас идеи получше есть?

Моя, конечно, гениальностью тоже не блистала. Пытаться стащить вешалками покрывало, сшитое из какой-то скользкой ткани… Ну-у-у, такое…  На шестой попытке я даже психануть и плюнуть на эту затею хотела. Вон, у батареи под полотенцем тоже вполне себе уютно, однако, когда терпение было уже на исходе, покрывало все-таки покорилось императрице вешалок, и я получила доступ к чистому белью. Идеально.

Я не потрудилась снять халат и переодеться в свою одежду, так и нырнула под одеяло. Да что уж там, я даже насладиться мягкостью матраса и подушки не успела, просто закрыла глаза и вырубилась.

В общем-то, на этом положительные моменты моего пребывания в гостинице и закончились. Поняла я это, правда, несколькими часами позже, когда открыла глаза, улыбнулась солнышку и… И поняла, что солнышко тут лишнее.

Ну не должно оно светить тогда, когда я встаю на работу. Не пересекаемся мы с ним по утрам.

Подскочив с кровати, угодила прямиком в покрывало, на котором умудрилась поскользнуться. Зашибись, вот тебе и вся техника безопасности. Ладно, к черту наркоту. Никакая наркота мира не сравнится с гневом Петра Павловича. Может, это и к лучшему, если я буду чуток под кайфом.

Кое-как вырвавшись из скользкого плена покрывала, приняла вертикальное положение и начала переодеваться, параллельно ища основной мобильник. То, что беда не приходит одна, я поняла, едва схватившись за лямку сумки. Телефон… Мой милый серебристый утопленник, я ведь вчера так и не купила новый, и симку не переставила.

За неимением лучшего варианта, нашла второй аппарат и разблокировала экран.

Уж лучше бы я этого не делала. Пять непринятых от Иришки. Блин...

Но это еще половина беды, ведь по тринадцати пропущенным от начальника можно было сделать вывод, что вероятность наступления апокалипсиса составляла примерно сто сорок шесть процентов из ста. Даже ближе к ста сорока семи.

Растягивать казнь на два этапа я не хотела, нафиг оно надо – сперва быть уничтоженной через трубку мобильного, потом воскреснуть и отправиться на следующий тур экзекуции в офис. Нет уж, воздержусь.

Переоделась, достала из сумки дежурную косметичку, непроизвольно подумав о том, что я слишком часто стала размышлять о том, чтобы умереть красиво, нанесла легкий макияж и лишь после этого вышла из номера.

Сегодня здание, где располагался офис нашей компании, как никогда напоминало башню Мордора. Видимо, о том, что по приходу я должна была заглянуть к Петру Павловичу, секретарши были предупреждены заранее. Передавая это сообщение, для полноты эффекта им только всплакнуть или перекреститься не хватало. А лучше и то, и другое, чтобы наверняка.

В приемной меня встретило такое же тоскливое лицо, как и на ресепшене. Да, дела, видимо, совсем плохи, если для разогрева начальник решил оторваться на других сотрудниках.

Ладно, была не была, никакого смысла откладывать неизбежное уже точно нет, поэтому, натянув на лицо улыбку, дернула за ручку и вошла в кабинет шефа.

Знаете, это особый сорт извращения – улыбаться, когда на тебя орут во всю глотку. За время работы на Петра Павловича я думала, что развила это умение до максимума, однако я ошибалась. Сегодня шеф превзошел себя. Уже через десять минут воплей я была готова ответить начальнику в том же тоне, что и он общался со мной. Терпение висело всего на одной магической фразе «высокая зарплата».

- Орловская, я устал закрывать глаза на твою необязательность! Я уже не знаю, чем тебя мотивировать! – побагровевший мужчина скривился, а потом вдруг улыбнулся. Не-не-не! Вот это точно плохой знак. – Хотя, знаешь-ка, что… Поработай месяц без премии. Может, хотя бы это на тебя как-то повлияет. – Петр Павлович хохотнул, будучи, видимо, до одури довольным своим решением. – А теперь свободна. Пойди делами займись ради разнообразия.

Дважды мне повторять не пришлось, из кабинета я вышла очень стремительно, едва не снеся секретаршу, дежурившую под дверью. Не понимаю, зачем каждый раз подкрадываться подслушивать к порогу, если вопли шефа можно услышать даже в соседней галактике.

Ирина Дмитриевна посмотрела на меня с таким удивлением, словно ожидала, что после разговора с боссом из кабинета вместо меня вынесут обугленное тело.

- Если вы уже купили гроб, стоит отменить заказ. – не удержавшись, проговорила я, после чего зашагала к себе.

Настроение, которое и так было ни к черту, упало до критически низкого значения. Раздражало решительно все. Криворукий курьер снова промахнулся письмами мимо стола, и теперь они валялись на полу, компьютер никак не хотел прекращать тупить, а на туфлях начал шататься каблук.



Ася Оболенская

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться