Ненависть и другие побочные эффекты волшебства

Размер шрифта: - +

Глава 10. Не все наказания одинаково страшны

Главное – сохранять уверенное выражение лица, этому я тоже научилась, работая у Петра Павловича. Какая бы фигня вокруг не происходила, какие бы дикие условия тебе не выдвигали, лицо – это главное.

Именно поэтому, сейчас, когда старейшина таким тоном, как будто речь шла о погоде или о рецепте пирожков с вишней, рассказывала о предстоящем слушании нашего дела, я активно старалась изображать безразличие.

Ну, слушание и слушание. Ну, судьба решается, причем не только моя. С кем не бывает.

В то время, как снаружи я пыталась сохранять спокойствие, внутри нарастала паника. Речь Александрины, которую я слышала сейчас, уж слишком сильно отличалась от тех ванильно-успокоительных слов, которые она использовала при первых наших встречах.
Создавалось четкое ощущение, что блондинка отлично осознает – я уже прекрасно понимаю, что в этом мешке с сахарной ватой под названием волшебство спрятан такой скелет, который эта вата едва покрыть может. Александрина не единожды переходила на официальный магический язык с упоминанием протоколов и прочей мути, от которой в день первого слушания у меня глаза на лоб лезли. Однако сейчас я все прекрасно понимала. Кажется, мажору удавалось учить меня даже тогда, когда я этого не хотела и не осознавала. Ну, или у них тут так положено.

В принципе, на том, что я понимала, о чем идет речь, хорошие новости заканчивались. Потому что содержание этих новостей оставляло желать лучшего.

Мы с колдуном по-прежнему были связаны «Зеркалом», нам все также грозила высшая мера наказания при нежелании выполнять условия Совета, все стабильно. Только вот помимо этих милостей появились еще и новые не менее приятные бонусы.

Следующее слушание по нашему делу должно состояться через три дня. Внепланово. Помимо обычного отчета оно будет включать в себя еще и некий набор испытаний. Подробности знаний касательно этого набора в виде теоретической и практической частей все тем же неведомым образом уже успели отложиться в моей памяти.

В принципе, ничего критического, если бы не последние слова Александрины, которая вновь вернулась к беззаботному тону:

- Лина, на твоем месте я бы приложила все усилия для того, чтобы наилучшим образом приготовиться к предстоящему заседанию. Думаю, ты понимаешь, как много для тебя зависит от его успешного прохождения. – старейшина сделала небольшую паузу, а затем добавила, кинув мимолетный взгляд на моего наставника. – Если не понимаешь, думаю, Вадим без проблем сможет тебе это объяснить. Правда ведь, Вадик?

Колдун последнюю фразы Александрины проигнорировал. Не сказать, что он вообще в беседе, которая больше монолог блондинки напоминала, принимал участие, но тут так и вовсе даже в ее сторону смотреть не стал.

Ага, с таким успехом мне вот у того камня на обочине лучше спросить, что да как, в этом случае хоть шансы, что тебе ответят, есть.

Мы остановились ровно на том же месте, где встретились. Обычная такая прогулка получилась – небольшой круг по ближайшему парку. Самое время прощаться, только вот старейшина не спешит, внимательно смотрит на меня, давая понять, что диалог еще не окончен.

А я что? Я жду. Носок, как Добби, для полной свободы мне сейчас, конечно, вряд ли дадут, но, может, наконец, соизволят отпустить хотя бы на пару дней?

- Пойми меня правильно. – наконец, начинает Александрина, когда колдун, которому, видимо, наша прогулка уже в край надоела, занимает место за рулем, оставляя нас на улице вдвоем. – Я не шучу, когда говорю о том, что от слушания очень многое зависит. Ты милая девушка, Лина, однако, несмотря на все твои плюсы, ты всего лишь побочный эффект волшебства. Обычно подобные вопросы с незаконным использованием магии решаются… - девушка прерывается и морщит носик. – гораздо быстрее и проще. Да, мне неприятно об этом говорить, не смотри на меня так, но это Устав. Твой случай – исключение. Это и спасательный круг, и огромная ответственность одновременно. И сейчас именно от тебя зависит твоя судьба. Прояви себя достойно, и все будет в порядке. Если же у тебя не получится… - блондинка делает очередную паузу, а затем заканчивает разговор тем самым деловым голосом, с которым она обычно зачитывает официальные бумаги. – Советом будет принято решение о приведении в исполнение высшей меры наказания, озвученной ранее.

В этот момент мне хочется разреветься. Или закричать. Или убежать.

Хотя, какая разница, чего мне хочется, если в конечном итоге ни одно, ни другое, ни третье не имеет смысла? Именно поэтому я вспоминаю слова мажора и просто отчеканиваю:

- Ясно.

Александрину такой ответ устраивает. Она кивает мне в ответ и удаляется, на прощание успев пожелать приятного вечера.

Куда уж приятней.

Сперва я думала, что моих родственников и знакомых могут убить, потом оказалось, что убить все-таки могут меня. Суперский день!

Как все сложно, как запутано…

И как же сейчас мне хочется верить глупую фразу о том, что безвыходных ситуаций на самом деле не бывает.

Я делаю глубокий вдох, смотрю на колдуна и понимаю, что он единственный человек, который, несмотря ни на что, сейчас на моей стороне. Что он единственный человек, который по-настоящему может мне помочь. Именно поэтому тихо, но решительно говорю на выдохе:



Ася Оболенская

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться