Ненависть и другие побочные эффекты волшебства

Размер шрифта: - +

Глава 13. Не все приказы одинаково исполняемы

По всем законам логики со временем мне должно было полегчать, однако этого не происходило. Каждый новый день становился похож на предыдущий. Такой же серый и унылый.

Опустившаяся на город осень способствовала развитию депрессии. Природа, словно чувствуя мое настроение, не скупилась на дожди и свинцовые низкие тучи.

Моя учеба не приносила никакого удовольствия. Я чувствовала себя роботом, который выполнял то, что было нужно. Определенный список команд. Сутки за сутками. Я знакомилась с людьми, через несколько секунд забывая их имена. Я посещала положенные мероприятия, искренне не понимая, что я тут делаю.

Все мои чувства и мысли остались в том дне, когда я ушла из дома Вадима. Как бы я ни старалась, сколько бы ни пыталась, мне не удавалось выбросить колдуна из головы. Я хотела бы сказать, что с течением времени у меня наметилась какая-то положительная тенденция в этом вопросе, но не могла.

Кажется, с каждым новым прожитым днем я лишь сильнее утопала в прошлом.

Александрина, встречи с которой теперь стали регулярными, к счастью, не обращала никакого внимания на мою меланхолию. Да и, если быть честной, я прилагала все усилия, чтобы она ее не заметила. Не знаю, можно ли обвести вокруг пальца могущественную колдунью с многолетним стажем, но мне очень хотелось верить, что возможно.

Каждую пятницу мне необходимо было являться к ней для контроля моего обучения. Обычно наша встреча занимала не более пары часов, после которых я была совершенно свободна.

Я заезжала к родным, гуляла с Иришей, надеясь, что когда-нибудь эти приятные встречи вновь станут приносить мне такое же удовольствие, как раньше, однако сейчас я не чувствовала ничего кроме относительного спокойствия за то, что с моими близкими все хорошо.

К десяти вечера я возвращалась домой. Обычно в компании бутылки вина. Суббота и воскресенье – свободные дни, их я могла проводить, как душе угодно.

Я и проводила. Медленно сходила с ума в одиночестве, смотря в одну точку, мечтая почувствовать человека, которого не было рядом.

Я до красноты затирала то место, где еще совсем недавно красовалась аккуратная руна, надеясь, что совсем скоро она вновь проявится. Однажды мне даже показалось, что я вижу ее слабый след.

Я просыпалась ночами в холодном поту и, едва открыв глаза, смотрела на кресло, мечтая увидеть в нем Вадима, но неизменно оставалась в квартире одна.

Мое желание узнать, как у него дела, или хотя бы просто взглянуть на него, с каждым днем становилось все более болезненным.

Физически, духовно, на всех возможных и невозможных уровнях я нуждалась в том, чтобы оказаться рядом с ним, но не позволяла себе добровольно посетить хоть какое-то место, где теоретически могла с ним встретиться.

К середине сентября я совершенно потеряла покой. Кажется, я все-таки начала сходить с ума. Воспоминания окончательно перестали давать мне покой. Сил хватало лишь на то, чтобы посещать учебу, по-прежнему старательно делая вид, что со мной все в порядке, а затем вернуться домой.

К счастью, курс, подобранный для меня Александриной, не был вечным. Под контролем нескольких десятков колдунов-преподавателей я достаточно быстро познала все скрытые до недавнего времени детали, смогла перейти с силой «на ты».

Я больше не сопротивлялась магии, и она отвечала мне взаимностью, позволяя познавать себя, использовать. Однако никакой эйфории от того, что у меня все получается, я не испытывала. В последнее время мне вообще начало казаться, что я более не способна на какие-либо восторженные эмоции.

Курс обучения традиционно заканчивался пышным приемом в компании совета старейшин и ряда сильнейших колдунов и колдуний, связанных с обучением. Не стал исключением и мой выпуск.

От его схожести со школьным выпускным хотелось истерично смеяться. Для полного погружения не хватало лишь ленточек через плечо, взволнованных родителей и классного руководителя, который бы строгим взглядом следил за тем, чтобы никто не напился.

Я чувствовала себя куклой. В длинном платье с воланами темно-синего цвета, туфлях на высоком каблуке и даже диадемой на голове. Несколько колдуний, профилем которых было создание безупречных образов, пару часов трудились ради того, чтобы я выглядела идеально.

От улыбки, которая должна была перманентно сиять на лице, уже сводило скулы, но я не переставала делать вид, что до безобразия счастлива здесь находиться. Оставалось продержаться всего час, после чего официальная часть мероприятия будет закончена, и я смогу беспрепятственно и без лишних вопросов уехать домой, где дождусь распределения на работу.

Хотелось верить, что я стану кем-то вроде тех девушек из индустрии красоты или же магическим риелтором, если такие, конечно же, существует. Настолько мне мечталось о хотя бы жалкой имитации нормальной жизни.

Большую часть вечера я провела у барной стойки – очень удобное место для того, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Я считала минуты, оставшиеся до выхода на свободу, как вдруг увидела его. Точнее сперва почувствовала.

Клянусь, если бы я не была уверена в том, что такое невозможно, точно сказала, что изначально ощутила такое знакомое, но одновременно с этим уже настолько забытое приятное покалывание в районе запястья. Теплое и такое родное.

Я знала, куда нужно повернуть голову. Знала, но боялась, поэтому медлила. Боялась, что, обернувшись, я не увижу знакомого лица. Или же, наоборот, боялась того, что увижу, ведь гораздо сложнее сходить с ума в непосредственной близости от человека, являющегося причиной твоего сумасшествия.

Я договорилась с самой собой повернуться на счет три.



Ася Оболенская

Отредактировано: 26.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться