Ненавижу эту роль (роль3)

55й день съемок, обновление от 11,03,2017

среда, 17 июля ∙•∙ 55й день съёмок ∙•∙ 9/10 лунный день

Мир пылал, языки пламени плясали сверху, по бокам и в глазах рогатого демона. Ей не было страшно, она смотрела в них с удивлением.

- Давно не виделись, Бренда, - зубасто улыбнулся демон. - Я скучал по тебе.

Он протянул когтистую ладонь и погладил её по щеке, она с трудом отвела взгляд от его глаз и осмотрелась — чудовище сидело на её груди, но она совершенно не чувствовала его веса, только жар пламени со всех сторон.

- Моя драгоценная, ты так выросла, - он приблизил к ней лицо, переместил руку с щеки на шею, - пора делиться силой!

Горло сдавило, демон расхохотался, запрокидывая голову к пылающему небу, девушка дёргалась, пытаясь вырваться, схватилась двумя руками за его запястье, но не смогла оторвать от шеи его пальцы. В глазах всё плыло, постепенно становилось темнее, его смех отдалялся...

*

В комнате было темно и тихо, солнце ещё не взошло, но проснувшиеся птицы уже распевались за окном.

«Что-то не так.»

Внутри нарастал холод, больно сжалось сердце от непонятного ощущения, как будто она проспала экзамен или опоздала на самолёт.

«Что случилось?»

Едва открыв глаза, она почувствовала чужое присутствие, неудобное ощущение вторжения, через секунду поняла — запах. Пахло чем-то чужим, чем-то, чего тут быть не должно.

«Кто здесь?»

Протерев глаза, рассмотрела в тусклом предрассветном сумраке спящую Мари, больше никого не было. Села на кровати и поняла, что совершенно голая — пижама валялась на полу неопрятной кучей. И вспомнила.

«Господи, пусть это будет сном.»

Сердце провалилось в ледяную пропасть, на глаза навернулись слёзы, она плотно зажала рот ладонью, чтобы не заскулить и не разбудить Мари.

«Чёрт возьми, это было! Это не сон. Как это могло случиться?»

В ушах шумело, виски пульсировали болью, грудь сдавило так, что сердце бессильно затрепыхалось, как пойманная птица.

«Нет, пожалуйста, нет! Пусть я сейчас проснусь и всё будет в порядке...»

Она крепко зажмурилась, чувствуя катящиеся по щекам слёзы, больно прикусила ладось, пытаясь смириться с мыслью, что то, что случилось, было на самом деле.

«Он пришёл сюда ночью и мы... и я его не остановила. Как я могла? Как это произошло, чёрт возьми, как?!»

Память подбросила пару кадров, полных животного исступляющего желания, удушливого жара и лихорадочной возни под одеялом. Живот опять резануло судорогой желания, Стеф согнулась от боли.

«Значит, он всё исправил, как обещал... и сразу пришёл проверить, насколько эффективно.

Чёрт, чёрт,чёрт!!!»

Она пощупала шею, не нашла креста и стала вглядываться в вещи на тумбочке, подняла с пола пижаму, перетряхнула — нету.

«Зачем он его снял, ещё можно понять. Но куда он его дел?»

Страх опять перехватил грудь тугими верёвками, она поднялась с кровати, стала копаться в вещах на столе, нервно перебирая косметику и одежду, обшарила тумбочку, пол, всё что можно.

«Нигде нет, господи, да что за... неужели он унёс его с собой?»

Вернувшись на кровать, она вывернула футболку и попыталась надеть, ощутила густой запах Криса и нервно сорвала её, глаза опять запекли.

«Мне надо в душ.»

Натянула что-то, висящее на стуле, взяла полотенце и почти бегом понеслась по коридору, закрылась, наткнулась на зеркало и чуть не вскрикнула, увидев своё отражение. Глаза были непроглядно-чёрные, а лицо такое бледное, что проступающие вены казались фиолетовыми, серые губы дрожали, круги под глазами делали её похожей на зомби.

«Что со мной?»

Стефани подошла к зеркалу, тронула пальцами веки, оттянула ворот, увидев на шее новый засос.

«Это Стивен или Крис? Господи, как можно быть такой шлюхой...»

Она с ненавистью сорвала с себя одежду, включила ледяную воду и вылила на грудь полбанки геля для душа, стала яростно натирать кожу мочалкой, задыхаясь от обжигающего холода, упёрлась руками в стену, сотрясаясь от беззвучных рыданий.

«Я себя ненавижу. Ненавижу!»

Выровнялась и продолжила до красна натирать тело, руки дрожали, легче не становилось. Её колотило, по лицу текли слёзы, мгновенно смываясь водой, в голове пульсировала боль, от отвращения к себе тошнило.

«Боже, какая же я дура... как я могла? Почему я его не остановила?»

Ноги подкашивались, она сползла на холодный кафель, сжалась в комок, обхватив колени, уткнулась в них лицом, продолжая заливаться слезами. Мокрые волосы липли к спине, вода била в затылок, внутри дрожала глыба льда, крошась осколками, больно впивающимися в сердце.



Остин Марс

Отредактировано: 31.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться