Ненавижу эту сделку

Глава 6.2

Минуты сменялись часами, а часы днями, потом недалеко и до недель. Я оказалась в жуткой яме из пустоты, которую не смогла заполнить ни прекрасной литературой, ни захватывающими сериалами, ни даже выходами в свет на дело.

После произошедшего, а точнее НЕ произошедшего, я проспала почти сутки, не реагируя ни на что вокруг. Мне повезло, ведь погода была пасмурной и солнце не стучалось в мои окна. Можно подумать, что погода переняла мое настроение, давая возможность вдоволь погрустить и пустить корни в свою кровать.

Я долгими часами спорила сама с собой, пытаясь доказать, что все эти мысли и чувства – не настоящие, они не правда, потому что нельзя так ярко и остро чувствовать после столь короткого времени, без каких-либо намеков, после такой горящей ненависти. Я оправдывалась тем, что мне просто неприятен отказ, а я ведь не привыкла получать отказы от мужчин, мне нравилось отказывать самой, а тут меня поставили в такое положение, аж саму себя жалко стало, и от этого только более тошно становилось.

Но с другой стороны, в районе груди у меня каждый раз кололо, стоило вспомнить прикосновение детектива, его безумный взгляд, будто я для него важный человек, тот человек, ради которого можно и убить. Его волнение я хотела бы расценивать как чувства именно ко мне – по крайней мере, вообще какое-либо наличие ко мне чувств, а не чистое равнодушие. Но потом я поняла, что он волновался за меня не как за личность, а как за любую другую жертву, за любую другую наживку, которую он мог бы найти, ведь именно по его инициативе я стала приманкой для убийцы. Это не шутки, а вполне серьезно, и, как оказалось, смертельно опасно.

Синяки медленно, но сходили, но вот что до душевных ран – они кровоточили лишь сильнее, не думая затягиваться. И как бы я порой не драматизировала, но если говорить объективно, то след на моем сердце остался, и он очень глубокий. Как и воспоминания – яркие и горячие, хотя и хотелось их заглушить. Все хотелось изменить, исправить, подкорректировать - настолько сильно я разрывалась, что порой хваталась за голову и пыталась бороться с яростью, которая наступала от непонимания. Непонимания поступков детектива. От непонимания самой себя.

Так я пару дней просидела дома, но потом поняла, что это не выход, а лишь большее уничтожение. Поэтому моим планом стало развеяться, а ничто не помогало лучше любимого дела. Тот настрой и та концентрация, что давало возможность отвлечься от любых бед. Я буквально заставила себя избавиться от мыслей о тот самом человеке, и прошлой неделе, которая повернула жизнь с ног на голову.

Сейчас я хотела вернуться в строй, в обычное течение жизни без серьезных рисков. Поэтому главной задачей было выбрать наряд и придумать образ. Я долго фантазировала, выбирала, пока не пришла к выбору, что хотела бы остаться похожей на себя, правда, парик все же надела, чтобы волосы были длинные и волнистые, но такие же блондинистые, как у меня самой. Золотое платье на тонких лямках и яркие губы - я готова выйти в свет. Выбрала место и отправилась в путь.

Но ничего не клеилось. Я с трудом смогла найти жертву, у которой хоть что-то можно было бы украсть. Тот был уже пьян и приставал ко всем, а я воспользовалась шансом, хотя, тут как сказать, ведь по итогу я ничего-таки и не украла у него. Пришлось наблюдать жалкое зрелище в виде его танцев с попытками соблазнить меня на отель и прочее прилагающее.

В другой день я бы с удовольствием согласилась на отель, где смогла бы очистить его кредитки, снять все дорогие вещи, а потом удалиться. Но тогда я просто не смогла. Даже работать стало в тягость. И хоть на стенку лезь – лучше не становилось. А я старалась. Но ушла в тот вечер ни с чем из клуба. Хотя небольшое радостное событие все же произошло - я смогла унести с собой бутылку какого-то крепкого дорогого алкоголя, что тот парень любезно согласился оплатить, а я, получив его, аккуратно улизнула. Он должен быть счастлив, что я потратила его деньги на алкоголь, а не обобрала до нитки. Ему повезло.

И мне, может быть, тоже, ведь после я смогла занять свои мысли веселым головокружением и невнятными смешками, что вызвала бутылка горячительной жидкости. Не привыкла пить, но иногда это было даже полезно. Забыться на вечер, ни о чем не беспокоиться и просто наслаждаться моментом – танцевать под любимую музыку, смеяться над шутками, что произносила зеркалу, а потом лежать и обнимать плюшевого мишку. Такие моменты с самим собой в чистом счастье нужно ценить, хоть они и вызваны не самым лучшим способом.

Прошла неделя, пока я пыталась справиться со своими чувствами, а после вторая. Способы чередовались, как и мое состояние, словно день и ночь сменяли друг друга. Я все еще ненавидела детектива, но в какие-то моменты прозрения позволяла называть эту ненависть «любовью», отчего меня передергивало. И после по кругу, ведь привычнее и куда проще ненавидеть.

Хорошо, что ярость тухнет, как костер без дров. Я все чаще могла находиться в гармонии, чтобы заниматься собой, что-то изучать и позволять разуму отдыхать. Со временем я бы справилась с этими чувствами, как справлялись все девушки, у кого неразделенная любовь или кого отвергли.

И все бы у меня получилось, если бы в один день, а точнее ночь, когда я занималась просмотром сериала, не смотря на часы, ведь обычно в это время нужно спать, не получила сообщение. Злополучное сообщение от того самого, имя которого я не произносила. Но экран смартфона черным по белому мне напомнил. Это было сообщение от Стоуна.



Этна Ллейад

Отредактировано: 27.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться