Ненавижу любя

Размер шрифта: - +

Глава 3

Надежда, что дома никого нет, не оправдалась. Едва Лина зашла в квартиру, как услышала голос отца. Родион Константинович деловито раздавал указания подчиненным. Прокравшись в свою комнату, девушка схватила халат и шмыгнула в душ, пока наблюдательный папа не увидел, в каком разобранном виде (и в физическом, и в моральном плане) пришла его кровиночка.

Только там Василина смогла дать волю эмоциям. Стоя под горячими струями воды, она искренне надеялась, что капли на ее щеках были от воды, но пощипывающие глаза утверждали обратное.

«Черт побери! – думала девушка. – Как, просто как такое могло случиться? Вот кто угодно, только не Кир! И где была твоя голова? – сама у себя спросила она. - Никогда не думала, что ты до такой степени дура! Идиотка! Ведь обещала же, клялась, что никогда не поддашься ему, так нет же! От нормальных мужиков благополучно сбегаешь, отказываешь им! Зато по пьяни нашла, с кем связаться! С Киром! Дура безмозглая! Ведь он теперь точно забыть об этом не даст, как же, одержал очередную победу».

Так паршиво девушке не было давно. Вроде жизнь всегда была под контролем, все шло хорошо, ничего из колеи не выбивало. А тут столько глупостей за одни сутки. Хотя нет, отказ Вадиму Лина глупостью не считала. В конце концов, вечно врать самой себе и другим все равно бы не получилось. Но Кирилл….

Мысли девушки вновь вернулись к парню. Она его не понимала. Слегка насмешливое отношение с утра ее не удивило. Она скорее поразилась малому количеству подколок. Но это его явное желание что-то продолжить… Продолжить то, чего она даже не помнила… это пугало.

И было очень стыдно. За себя и свою выдержку. Глядя ему в глаза, Василина могла сказать, что угодно, но себе врать не могла. Эта ситуация потрясла. Она просто была не в ее характере. Как ни крути, девушка понимала, что если бы Кирилл встретил сопротивление, она бы в его постели не проснулась… Вот только этого просто не могло случиться. Лина давно благополучно приучила себя к мысли, что с Лаврецким лучше не связываться. Он часто казался милым и обаятельным, но был хищником, охотником. И ничего хорошего Василина не ждала от него почти с самого их знакомства. Потому и были вечные споры.

А тут оказалось, что она ему доверилась, абсолютно бессознательно и без оглядки. Такого просто быть не может!

Вот только факты утверждали обратное.

Стук в дверь прервал ее мысли.

- Дочь, ты там не утонула? – спросил отец. – Выползай, хочу с тобой пообщаться. Кофе попьем, и я побегу.

- Да, пап, сейчас, - отозвалась она. Закончив водные процедуры, взглянула на себя в зеркало. Лицо было уставшим, а глаза красными. Ладно, это можно списать на бессонную ночь. Что делать, она еще придумает. Обязательно. Не может же быть все ТАК плохо.

Отбросив эти мысли (вдруг родитель просечет), Лина отправилась на кухню. Войдя в царство вкусностей, она застыла:

- Пап, а где кофе?

- Ты же его сейчас сваришь, - невозмутимо ответил Родион Константинович. – С перцем и лимоном, пожалуйста.

- Это уже наглость, - возмутилась девушка.

- И немного корицы, - будто не слышал ее слов отец. – У тебя такой кофе получается, что пальчики оближешь.

- С дочерью хотел пообщаться, значит? – хмыкнула Василина, зная, что ее хитрый - если не сказать несколько иначе - родитель все равно добьется того, что заказывал. Она достала перец и лимон, руки уже машинально нащупали турку.

- А что мы сейчас делаем? – парировал он. – Ты, кстати, где сегодня ночевала?

- У приятельницы, - постаралась максимально правдиво ответить Василина. Родион Константинович был слишком дотошным - профессия частного детектива обязывала, и обманывать его было гораздо сложнее, чем мать. Еще не хватало, чтобы родитель узнал, что она была у Кирилла. С обычным отцом реакцию предугадать несложно. Вот только Родион Мирославцев никогда не был ни нормальным человеком, ни обычным отцом.

- У приятельницы? А ее случайно не Вадимом зовут? – съехидничал папочка. И тут сам себя поправил. – Нет, явно не Вадим. Иначе он бы вчера тебя не разыскивал.

- Он что, звонил? – поморщилась Василина. Это не укрылось от любящего родителя.

- Бери выше, прибегал, - хмыкнул Родион Константинович. – Если бы твоя мамочка не уехала к бабушке в Новгород, она была бы в восторге от такого представления. Он даже пытался мне доказать, что мне не нужно идти у тебя на поводу и помогать скрываться, взывал к мужской солидарности, - заржал он.

- Откуда ж ему было знать, что твоя солидарность распространяется только на дядю Даню? – усмехнулась дочка. Хоть внешне она и была похожа на мать и папину сестру Лилю, характер у нее отцовский. И, как обычно говорила ее мама, Алла Юрьевна, эти два неадекватных авантюриста всегда были на одной волне.

- Ну почему, когда-нибудь, надеюсь, распространится еще на кого-нибудь, кроме моего друга и муженька драгоценной сестрички, - улыбнулся отец. – Вот только станет им не этот ребятенок.

- Так что ты сказал Вадиму? – полюбопытствовала Василина. - Не верю, что так просто это ему спустил.

- Если он не может найти свою девушку, это его проблемы, - невозмутимо пожал плечами Родион Константинович. – Кстати, а что он так задергался-то?



Оксана Волконская

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться