Ненавижу любя

Размер шрифта: - +

Глава 21 (часть вторая)

- Родион Константинович, - протянул руку отец. – Можно просто дядя Родя.

- Кирилл Лаврецкий, - пожал протянутую руку второй борец с женским алкоголизмом. – Много о вас слышал.

- Я о тебе тоже, - насмешливо кивнул грозный родитель, сообразил, что для церемоний неподходящее, время и обратился к хозяйке дома. – Викуля, не расклеивайся. Найдем мы твою дочку, обещаю.

Василина поняла, что коньяка она ни от кого не дождется – все придется делать самой.  Ну что ж. Передала тетю Викторию с рук на руки отцу, достала требуемые предметы, налила. Одну рюмку она протянула крестной, вторую взяла сама.

- Мелкая, я что-то не понял, - недоумевал Ярослав, наблюдая за этой сценой. – А почему только вам?

- Потому что нефиг вам сейчас пить, - отрезала Лина. – Вам еще думать. А мы с тетей Викой немножко хлебнем. Тетя Вика, ты поняла? Ну-ка живо до дна! И я с тобой за компанию, - и она шустро чокнулась с женщиной. – За Асю! Чтобы поскорее нашлась!

Коньяк был выпит в одно мгновение и закушен лимончиком. А Виктория Владимировна почти сразу захмелела, немного расслабившись.

- Надеюсь, вы ей никаких успокоительных не давали? – шепотом поинтересовалась Василина, только потом сообразив о несовместимости лекарств и алкоголя.

- Главное вовремя спросить, - фыркнул Кирилл. – Насколько я знаю, нет. Что, так выпить захотелось, что даже о других не подумала?

Лина чуть было не высказала все, что она об этом думает, но их прервал Ярослав.

- Вы достали! – прошипел он. – Можно хотя бы сейчас не лаяться?

Девушка устыдилась – в доме беда, а она все никак не может вылезти из своих детских обид и привычек. Вон, даже вечно сдержанный, спокойный Ярик сорвался. Впрочем, его можно понять – уж кто-кто, а он чувствовал себя виноватым – не уследил за любимой сестренкой. И что с ней могло случиться?

Раздался звонок в дверь. С надеждой Виктория Владимировна встрепенулась на кухонном диванчике, но ее чаяния были стерты в прах – приехали Лилия с Данилом. Лина сразу вздохнула спокойнее – ее тетушка со своей бешеной энергией и высокой эмпатией всегда могла найти нужные слова для любого человека. Практически с порога она взяла ситуацию под свой контроль. Поздоровавшись и бросив при этом пристальный взгляд на Кирилла, женщина тут окружила своей заботой Викторию.

- Васька, твоя идея с коньяком? – поинтересовалась у племянницы. – Умница, тащи еще одну рюмку.

С некоторым изумлением Кирилл наблюдал за тем, как две яркие представительницы семейства Мирославцевых взяли ситуацию в свои руки. Вскоре полуистерическое состояние в доме более-менее сошло на нет, и все присутствующие уселись в гостиной.

Версии выдвигались разные – от несчастного случая (хотя в больницах и моргах девушку не нашли) до похищения. Глава семейства был известных своими расследованиями журналистом и, вполне возможно, таким образом, хотели предотвратить очередное разоблачение. Звучало невероятно, но в такую версию хотелось верить больше – тогда оставался шанс, что с Асей все в порядке и вскоре о ней поступит информация.

- А чем ты сейчас занимаешься? – поинтересовался у друга Родион Константинович, пытаясь нащупать хоть одну ниточку для поисков.

- У меня сейчас несколько расследований, - замялся Андрей Игоревич, не слишком желая афишировать тематики перед и без того волнующейся женой. Но он просто упустил из вида, с кем разговаривает – в Мирославцеве-старшем было не больше такта, чем в лете снега.

- А конкретнее можно?

В отличие от брата, Лилия Константиновна была человеком сообразительным и тактичным и под благовидным предлогом приготовления чая увела хозяйку дома на кухню. Данил Владиславович, ее муж, с намеком посмотрел на племянницу.

- Дядя Даня, я не уйду, - заявила она.

Андрей Игоревич и не заметил этого обмена взглядами. Невидящим взглядом он уставился в стену, сжал руки в замок, так, что побелели и костяшки пальцев, и начал рассказывать все безэмоциональным голосом.

Как выяснилось, претендентов на роль похитителей было немало. В последние недели журналист вышел на след шайки, промышлявшей торговлей оружием, получил компромат на известного дипломата, способный поставить точку на его карьере, а также влез в дело о расхищении культурных ценностей из музея. Услышав перечень, Родион Константинович чуть ли не в предвкушении присвистнул.

- Слушай, друг, ты бы сказал, что у тебя так весело, я бы подсобил, - сказал он.

- Папа!

- Родион! – в один голос предупредительно воскликнули Василина и Данил  Владиславович. Но тот уже впал в сыщицкий азарт, начал задавать наводящие вопросы, узнавать подробности.

- А почему вы не думаете, что исчезновение не может быть связано с самой Асей? – вклинился Кирилл в монолог вошедшего в раж частного детектива.

- Кир, ты сбрендил? – засомневался в умственных способностях друга Ярослав. – Что может восемнадцатилетняя соплячка сделать, чтобы ее похитили? Она живет вполне обычной жизнью. Загулять она тоже не могла, у нее даже парня нет!



Оксана Волконская

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться