Ненавижу любя

Размер шрифта: - +

Глава 28 (часть вторая)

Вот так, почти несолоно хлебавши, спустя двадцать минут Василина с Кириллом вышли из подъезда.

- Бандюган на джипе, - задумчиво-насмешливо повторил Кир. – Вась, ты веришь в бандюгана? Я вот что-то не очень. Я, наверняка, у нее тоже сейчас бандюган.

- Ага, а я девица легкого поведения, - поддержала его Лина, пропуская мимо ушей исковерканное имя.

Кирилл внимательно оглядел ее с головы до ног, задержался на груди, коленках и протянул:

- Ну, а что…

- Лаврецкий! – девушка едва сдержалась, чтобы не стукнуть его сумочкой. Вроде и понимает, что он шутит, а все равно ведь бесит. Ну, а кому такое согласие понравится?

- Солнышко, утихни, - пресек возмущение Кирилл. – Ты леди. Все поняли, приняли и осознали твой диагноз.

- Вот скажи мне, как такой хам, как ты, преподает студентам? – полюбопытствовала Василина. Нет, она прекрасно знала, каким добрым, вежливым, отзывчивым он может быть. Не с ней. В компании друг друга на волю вырывались все их самые отвратительные качества.

- Примерно так же, как такая неуравновешенная особа, как ты, работает с клиентами, - парировал Лаврецкий. – Надо Яру позвонить, может, он что полезного узнал.

- Может, лучше Инге? – предложила Лина. – Она точно ответит, заодно с сестрой поздороваешься.

- Если я с ней поздороваюсь, я ее прибью, - отрубил собеседник, снимая машину с сигнализации.

- Ты пока звони, а я сейчас, - Лине приглянулись сидящие на скамейке подростки – второе по значимости и по власти КГБ каждого двора. После старушек, конечно. Но от них информацию можно получить более правдоподобную.  Так и оказалось. Пара сотен сделало свое дело. Илья не появлялся дома, как и сказала соседка, очень давно – дня три. Видели дворовые мальчишки и «бандюгана», которого назвали «крутым перцем». Ездил понтовый овощ на джипе «Гранд Чероки», темно-зеленого цвета с подбитой левой фарой. Один парнишка слышал и разговор с перцем.

- Он требовал с Илюхи деньги, - рассказал школьник. – Я так понял, тот задолжал какую-то крупную сумму, но расплатиться не мог. Илья его очень боялся, как мне показалось. Хотя неудивительно – такой амбал.

Спустя еще пять минут расспросов и пару сотен появился словесный портрет «амбала». Где-то метр восемьдесят, широкий в плечах, русый, с немного удлиненной густой шевелюрой. Одет, как и все: джинсы, майка, кроссовки - в общем, ничего особенного. Глаза скрывали круглые зеркальные очки. Татуировок и шрамов, вроде, не было.

Конечно, это не самая ценная информация, но она может принести пользу. На всякий случай Лина оставила дворовым мальчишкам свой номер телефона – вдруг Илья или амбал появятся - и вернулась в машину. Лаврецкий уже закончил разговор с другом.

- Ну что там? – поинтересовалась девушка, пристегивая ремень безопасности.

- У него пока ничего интересного, - пожал плечами Кирилл. – Он вообще считает это дохлым номером, но тут Инга загорелась – как начала обзванивать всех бывших одноклассников Аськи. У них сегодня пять встреч будет. Вот только смысла в них особо не вижу.

Василина только усмехнулась. Она-то прекрасно уловила задумку подруги. Инга хотела не только найти информацию, узнать больше об Асином окружении, но и растормошить Ярослава, чтобы тот не винил себя в пропаже сестры и меньше зависал в своих мыслях. Кто-кто, а ее подружка умела это делать в совершенстве.

- После пяти тяжких встреч она к тебе приедет? – улыбнулась девушка, как наяву представляя докапывающуюся до брата Ингу –иначе и быть не могло, подруга очень скучала по семье.

- К родителям, - отрезал Кирилл. – А вот ты – ко мне. И это не обсуждается. Это был слишком долгий день, чтобы провоцировать ту сумасшедшую.

Вот уж действительно – день был. На наручных часах Лины стрелки миновали шесть вечера. Казалось бы, ничего особенного они не делали, съездили в универ, пообщались со студентами, попытались разыскать Илью, а вот уже и день миновал. А Ася так и не найдена.

- Кир, хорошо, договорились, - устало согласилась девушка. – Давай только без всяких поползновений. Надо позвонить папе, узнать, удалось ли ему на что-то интересное выйти.

- Родион Константинович в поте лица пытается раскрыть торговцев антиквариатом и поймать их с поличным, - рассмеялся Лаврецкий. – Поэтому сегодня придет домой очень рано, утром где-то.

- Ты что, звонил моему отцу? – поморщилась Лина.

- Именно. Мы очень толково пообщались, и решили, пока с этой историей не разберемся,и он не будет ночевать в вашей квартире, ты остаешься у меня, - резюмировал разговор с Мирославцевым-старшим Кирилл.

Лине очень хотелось разозлиться, высказать все, что она думает об этом самоуправстве. Ей не нравилось, как легко и просто он умудрился найти общий язык с отцом. Вчера познакомились, сегодня уже перезваниваются и решают, где ей остаться и куда ее деть, даже не поинтересовавшись мнением обсуждаемой. Это вообще нормально? Ну, ничего, сейчас Ингуся освоится и, Лина искренне надеялась, переключит внимание братца на себя. В конце концов, за кровиночкой следить важнее, чем доводить абсолютно постороннюю бабу. А один вечер она как-нибудь переживет.



Оксана Волконская

Отредактировано: 14.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться