Ненужные 2. Обитель галдрамаров

1. Астер

 

Я бежала по лесу, почти не глядя под ноги. Некогда было. Тут главное — от стволов уворачиваться. Сердце рвалось из груди, за спиной слышалось рычание и треск ветвей. Отличная причина, почему нельзя ни на миг остановиться. Даже затаиться было некогда.

Тварь была неповоротливой, но отлично видела в дневном свете. И мой мелькающий силуэт — все, что ее сейчас интересовало. Тварь повизгивала и скрипела — верный признак, что она была готова вцепиться в меня всеми своими клыками. 

Отлично. Я тоже не против познакомиться ближе. Прежде всего меня интересовали легкие поркурины, и от желез секреции я бы тоже не отказалась.

Рядом покачнулось дерево, магическая тварь врезалась в него спиной, позволяя рассмотреть себя в очередной раз.

Большой экземпляр, крупные основные иглы, почерневшая морда, мелкая щетка острых шипов на лапах. Не просто половозрелая поркурина, взрослая опасная особь. Вроде бы как такой размер к удаче: продать можно будет выгоднее. Но это также означало, что твари уже как минимум десятый год. Она не только успела размножиться, что в принципе было хорошо, но и отъесться и осмелеть. Почувствовав силу, поркурины не просто подъедали несопротивляющийся домашний скот, но и начинали нападать на людей.

А за магическими тварями нужны присмотр и контроль, иначе и обычных животных не станет, и людям не поздоровится.

Что ж, сегодня я прикладывала руку к сохранению мира в этих лесах.

Я вела поркурину за собой уже долгие минуты, петляя и дергаясь, но вместе с тем не покидая нужного маршрута. Тварь счесывала боками кору, влетала в кусты, скребла когтями корни, но продолжала за мной гнаться. И это было замечательно. Опасность вынуждала меня сосредотачиваться только на собственных движениях.

Я должна была бежать, прыгать, скользить по мокрой земле, бросаться за деревья, лететь с пригорков — и за этим всем совершенно не оставалось времени думать о чем-либо еще.

Например, о своем муже.

А вокруг меня мелькал неразличимыми полосами Мирийский лес. Я резко хватала ртом влажный воздух. Чем ближе была осень, тем больше собиралось осадков и тем тяжелее становились одежды. Бежать, когда на тебе столько лишнего надето, очень сложно. Так что перед гонкой я осталась в плотной рубахе и жилете. При таком темпе бега замерзнуть мне не грозило.

Когти твари скользнули совсем рядом, впились в дерево, рассыпали во все стороны острые иглы щепок. Так близко! Я пригнулась, вцепилась пальцами в первую попавшуюся ветку и прыгнула. Ноги неприятно заныли, напоминая, что только пару недель назад полностью зажила кожа и восстановился организм после перенапряжения.

На бегу я коснулась поясной сумки — использовать или нет капсулу, но потом убрала руку. Это не мантикора, ту капсула с шерхом лишь слегка оглушит. Поркурина труслива, может испугаться взрыва и сбежать. Тогда весь забег потеряет смысл.

Я уже чувствовала дыхание твари на спине, а ускориться не получалось. Сколько я бегу? Четверть часа? Нет, судя по гудящим ногами, уже больше. Я устала. И ведь пожаловаться нельзя, сама же вызвалась. Могла бы сидеть в тепле и уюте и ждать, когда легкие поркурины принесут мне на тарелочке.

Да, алхимика так-то ноги кормят, но у меня теперь был муж. И у мужа были какие-никакие деньги. Как он сказал? «Бери, что захочешь»? Но брать их… Нет, пока у меня была возможность отказаться, я это делала.

Еще одна замечательная фраза Эгиля: «Не хочу, чтобы ты что-то меняла в своей жизни». Наивный идиот. Менять в любом случае придется — и ему, и мне. Если не сами это сделаем, то сделают за нас — обстоятельства и другие люди.

Но я сделала вид, что поверила его словам. Все-таки время, чтобы осознать сложившуюся ситуацию, нужно было и мне.

Я злилась, недолго, но все равно злилась и немного восхищалась. Ну не поганец ли? Так успешно скрыть от меня, что он принц! Хотя зачем ему было признаваться, и поверила бы я? Оборванный, в шрамах, без каких-либо знаков принадлежности к королевской семье — он был не особо похож на особу королевской крови.

Но мне хватило суток крепкого и здорового сна, чтобы возмущаться уже не так явно и попытаться как-то наладить диалог. Даже о себе что-то хотела рассказать. Мы же связаны теперь.

Но Эгиль с недавних пор предпочитал уйти, а не разговаривать. На вопрос, что его вынудило бежать и скрываться от семьи, он отмахнулся, что это его личные проблемы. Еще раз дал понять, что от меня ничего не требует.

И не пытать же его?

«Тебе это не нужно. Я смогу защитить тебя!» Ой, как благородно! И глупо. Однажды его проблемы станут и моими тоже.

Ладно, хочет поиграть, пусть. Все-таки раньше Эгиль вел себя более разумно. Какие тайны он хранил? Пройдет еще немного времени, и в его голове возникнет дельная мысль, что изменения неизбежны. Что я могу ему помочь. Я умела ждать. Хотя в последние дни мое терпение стало истончаться.

На пути неожиданно возникла преграда. Ее быть не должно было, весь маршрут я лично проверяла еще раз вчера утром. Но толстый ствол дерева все-таки лежал у меня под ногами. И его нелегко перепрыгнуть за раз, придется делать лишние шаги.

Зар-раза! Мой отрыв от поркурины был минимальный. Ошибусь — и меня насадят на когти. Достать колбу и рискнуть? Вдруг тварь уже настолько разъярена, что не откажется от такой добычи как я?



Анна Лерой

Отредактировано: 26.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться