Ненужные 2. Обитель галдрамаров

4. Эгиль

 

Я покачивался в седле и следил за дорогой. Гнать лошадей не было смысла, путь был неблизкий. До заката оказаться в Академии у нас не вышло бы. Выехать удалось только на следующий день. Я мысленно похвалил себя за то, что оставил указания предупредить меня, как только решение по Академии егерей будет готово. Курьер немного поплутал по дорожкам Мирийского леса, но охотники отмечали свой путь и не забирались в глушь, скорее старались вывести добычу ближе к разведанным местам.

Выехать в тот же день было невозможно: Астер должна была выполнить свою работу — разделать тело убитой поркурины. Потом часть охотников останется с лагерем, а часть отправится в Слойг или Риндне продавать добычу. К тому времени, как продавцы вернутся, разведчики уже присмотрят следующую добычу или Ниельс заключит контракт на поимку или уничтожение магических тварей. Охотники никогда не работали бесплатно: или брали контракт на убийство, или охотились за тем, что принесет деньги.

Я не мог сказать, что мне был непонятен такой подход. Всем в отряде так или иначе нужны были средства — кому для семьи, кому для себя. Но вместе с тем от Бальдра я слышал, что многие крестьяне не могли нанять охотников, из-за чего пропадали посевы, а порой и люди получали ранения. Этому краю нужны были егеря. А теперь Академию закрывали…

Неверное решение! И сейчас я не мог ничего противопоставить ему.

Если бы мое положение как принца было более уверенным, если бы я мог выбирать сферу своей ответственности, я бы вывел Академию из дотационных заведений и сам занялся бы ей. Вот только пока у меня не было достаточно средств, которыми я мог сейчас распоряжаться, чтобы возродить это место.

Астер ехала, полуприкрыв глаза, полностью расслабленная и сонная. В принципе, напрягаться ей было незачем, я сам предложил вести ее лошадь, чтобы синеглазка немного отдохнула. Всю ночь горел свет в разложенном по соседству шатре-лаборатории. Когда же над лесом показались первые лучи солнца, Астер вышла наружу, стягивая окровавленные перчатки и потягиваясь во все стороны.

Пара охотников, стоящих на страже, поморщилась неодобрительно, все-таки в народе бытовало мнение, что такая грязная алхимическая работа не для женщин. А я поймал себя на мысли, что я наоборот одобряю. Наверное, потому что эти руки спасали жизни, а может, из-за увлеченной сосредоточенности, которая появлялась на лице Астер, когда она становилась возле лабораторного стола.

И это моя жена.

Я мысленно выругался, но не от того, что меня что-то не устраивало. После нашего с Астер разговора меня даже слишком все устраивало. Ее губы… Дис милосердная, я уже и забыл, какими манящими могли быть женские губы. Смелые, раскованные и очень умелые.

«Слишком умелые», — на мгновение опалило меня ревностью. Но я постарался тут же придушить эти мысли. Иначе буду выглядеть глупо. Астер ведь давно перешагнула порог совершеннолетия. Странно требовать от нее неискушенности или того, чтобы она ждала умершего жениха всю жизнь. Особенно, когда я сам еще недавно вполне спокойно думал о том, что у предназначенной мне невесты уже и дети могли быть.

Да и портить поцелуй не хотелось. Пусть страсти в нем не было, но я не готов был лишиться тепла ее губ, тонкой струны доверия и симпатии, которая росла между нами. Она — моя жена, вот уж странно. К этому факту стоило привыкнуть и как можно быстрее. Потому что поцелуй мне понравился.

Мои руки тянулись обхватить Астер крепче, прижать к себе, но я сдержался. Не хотелось выглядеть несдержанным юнцом, которому улыбнулась симпатичная девчонка. К жене следовало относиться с уважением и заботой.

— Остановимся в поместье? Или дотянем до Мирийки и останемся на ночь там? — я придержал лошадь и поравнялся с Астер. Та встрепенулась, зевнула и минуту или две приходила в себя. Я представил, что так же, возможно, когда-нибудь она будет просыпаться в нашей общей кровати — и пламя впервые за долгое время всколыхнулось внутри меня. Слишком привлекательной была картинка в моем воображении. Даже огонь, который притих и никак себя не проявлял, не удержался!

— Да, я не против, — кивнула Астер. — Немного переоценила свои силы. Или привяжи меня к лошади, тогда я дотяну до Мирийки.

— Значит, поворачиваем в сторону поместья, — решил я. Все-таки запас времени у нас был. Закрытие учебного заведения не такое быстрое дело: сейчас там должны были разбирать библиотеку и классы. Мебель, конечно, оставят в комнатах, но учебные пособия, инструменты, лаборатории и все мелочи, которые могли вынести, вынесут.

Астер снова задремала, а я рассматривал дорогу. Вроде бы не так и часто я проезжал эти края, но внезапно даже запах болота стал казаться родным и близким. Неужели мне настолько не хотелось возвращаться в Гнездо, что я готов считать родными и близкими Мирийские болота? Смешно же!

За лошадьми оставался четкий след копыт в грязи, желтели и зеленели густые травы, жужжали насекомые — звук вызывал в памяти не слишком приятные ассоциации. Но с роем почти что было покончено. В Слойг на днях прибыли несколько телег с глаймерой, и где только ее в таком количестве собрали! Теперь в окрестностях, как мне рассказали в городском управлении, каждый житель получил зелье, которое создали Астер и Лойи. Его немного переделали, но не сильно, поэтому основные почести все-таки достались этим двоим. По этому поводу Астер получила даже какую-то грамоту, наверное, патент.

— Почти приехали, — предупредил я Астер еще через час или даже больше. Дорога стелилась под копытами лошадей так гладко, что я и сам не заметил, как прошло время. Чем ближе мы приближались к болотам, тем сильнее меня мучила моя ложь. Я не сказал о руинах галдрамаров, так же, как и о госпоже Эльсе, и другом альве. Умолчал важные сведения. А ведь альвы — это большая угроза нам всем!



Анна Лерой

Отредактировано: 26.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться