Ненужные 2. Обитель галдрамаров

11. Астер

 

Альв меня не беспокоил, я была уверена, что все под контролем. Я возьму амулеты и оружие, чтобы обезопасить себя во время ритуала. Возможно, магию применить я не успею, я же не стихийник, но воткнуть нож в альва смогу. А дальше мне Эгиль поможет.

Предложение альва было, конечно, лестно, но никакие знания не заставили бы меня рискнуть собственной жизнью. Слишком долго я добивалась того, что теперь имела. Пусть замужества и не удалось избежать, у меня была степень магистра и опыт работы. А еще Эгиль уж точно отличался от мужа Альнир в лучшую сторону. И был ко мне не равнодушен.

О поцелуе в палатке мы не вспоминали. Было не до того. Закрытие Академии, да и альв появился не вовремя. Слишком многое навалилось, а еще нужно было хотя бы разобраться с новым статусом — своим и Эгиля.

Возвращение в Академию замечательно подходило для того, чтобы остановиться и обдумать все. А еще это была своего рода церемония — в последний раз увидеть крепость, уехать отсюда вместе со всеми, отметить этот период моей жизни завершенным.

Предполагать я, конечно, могла, что ждет нас с Эгилем дальше, но жизнь сама расставила приоритеты.

И как говорится, кипящее зелье нельзя бросать без присмотра, иначе на выходе получишь не зелье, а отвратительную жижу. С поцелуем тоже нужно было что-то сделать и немедленно.

Отношения мне казались чем-то сродни с алхимией. Их тоже не следовало бросать без присмотра, как и субстанции, а еще стоило перетряхивать как давно не используемые ингредиенты и выбрасывать как те вещества, срок годности которых подошел к концу и которые стали ядовитыми. 

Поэтому стоило Эгилю упомянуть совместный сон и собственно постель, и я не удержалась. Отбросила на мгновение все мысли об альве и опасностях и первым делом потянула с плеч куртку.

Если Эгиль и сомневался в том, что может быть между нами, но я — нет. И чем меньше сомнений, тем проще.

Эгиль вспыхнул от легкой ласки. Это было интересно.

Да, я вела себя немного чрезмерно для начала отношений… Хотя почему и нет? Это же мой муж, значит, я могла делать все, что когда-либо желала. А что касалось его желаний… Их я тоже выслушаю, но позже.

Огонь меня порадовал. Он был ответом на сильные эмоции. И в тот момент, как я почти коснулась губами шеи Эгиля, вряд ли он думал о том, чтобы отстранить меня. Скорее даже наоборот, судя по дрожащим пальцам, чуть сведенным напряжением, хотел притянуть, заключить в объятия. Но пока было рано.

Однажды Атайр преподала мне урок. Что было воистину странно, потому что старшая сестра редко желала меня видеть. В год ее замужества Атайр было почти двадцать, она могла покорить меня своей мудростью, знаниями истории или магии, но внезапно заговорила о мужчинах. О том, что меня тринадцатилетнюю особо не интересовало в то время. У меня была любимая алхимия, учителя, библиотека и договорной жених. Разве нужно что-то еще?

Атайр говорила о том, как завлечь, удержать внимание, как заставить смотреть вслед и искать столкновения взглядами. Как подчинить, управлять и вложить свои мысли. Мне тогда было сложно представить ситуацию, когда эти знания бы мне понадобились.

— Власть очень переменчива, особенно чужая власть, пока тебе не принадлежащая, — ворковала Атайр, расчесывая свои длинные волосы густого цвета древесной коры. — Если хочешь добиться чего-либо, нельзя расслабляться. Муж принесет мне Ренгальдор, возможность жить в этом городе, но не править. Власть просто так не делят даже с Алской княжной. Какой бы яркой ни была красота, каким бы острым ни был ум, они вскружат ему голову ненадолго. Если не хочешь стать просто безликой матерью наследников, нужно больше! Чтобы он сам вложил в твои руки все, что ты пожелаешь…

В моем сознании в силу возраста все было просто — власть казалась странным феноменом, хотя приказывать и управлять я умела, нас всех учили. Атайр видела больше или иначе. Она, не оглядываясь, покинула княжество, и после не возвращалась, не навестила ни разу.

Я бы забыла об ее уроках, да и вряд ли пожелала бы их применить. Вперед меня ждало свое будущее, свой принц… Но вышло все совершенно иначе.

В первую зиму в башне было так холодно, что брошенной Алской княжне пришлось накинуть линялую куртку и спуститься на самые нижние коридоры замка. И пусть внутри все дрожало, я вышла на свет и призывно улыбнулась стражникам у складов.

Чтобы выжить, я должна была воспользоваться своей красотой, которая манила мужчин. Я сидела на чьем-то колене, улыбалась, смеялась, касаясь пальцами губ, и смотрела, чуть прикрыв глаза. Чужая рука поглаживала по бедру, а я изображала увлеченность и принимала знаки внимания. Они не знали, кто я такая. Иначе бы в ту же секунду сбежали.

Мне тоже хотелось сбежать, но думала о том, сколько поленьев для растопки я могу получить, и расщедрятся ли стражники на одеяло.

Мне повезло, я отделалась всего лишь неприятным влажным поцелуем в щеку: в последний момент удалось повернуться, чтобы чужие губы не коснулись моих. Будь я чуть менее привлекательна, и поцелуем бы дело не ограничилось. Иногда красота не только привлекает, но еще и отпугивает.

Слова Атайр упали в благодатную почву. Кутаясь в колючее одеяло, я вспоминала их снова и снова — все, что говорила сестра. А дальше от меня требовалось только играть: поддаться и принять растерянный вид или наоборот выглядеть недоступной, выпячивать свою внешность или скрывать, чтобы внезапно раскрыть себя и заинтересовать нужного человека. Мужчину.



Анна Лерой

Отредактировано: 26.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться