Ненужные 2. Обитель галдрамаров

14. Эгиль

 

Огонь лишь на мгновение привлек мое внимание тогда, когда заплясал на стальной кромке. Сначала нужно было расправиться с альвом, а потом уже рассматривать себя.

Я взмахнул мечом, язык пламени распространился от лезвия дальше, вспыхнул ярче и сильнее — и нашел свою жертву. Альв воспламенился очень быстро, но не мгновенно, я успел рассмотреть раскрытую в вопле пасть, из которой вырывался хрип, и широко распахнутые глаза — чернеющие, обугливающиеся.

А потом все вокруг — и меня тоже — застил огонь.

На какое-то время я пропал. Пламя не причиняло мне вреда, но превратилось в стены, которые отлично отсекали меня от окружения. Ни леса вокруг, ни болота, ни альвов. Ничего. Только живой негасимый огонь и его мощь. Я кожей чувствовал надежность этих стен и свою безопасность.

Это было восхитительно. Я никогда не ощущал ничего подобного, даже когда впервые стал использовать магию. Даже тогда для меня-ребенка она не казалась такой всемогущей.

Разве не восторг быть часть этого?

Что может быть лучше?

Кажется, я раскинул руки и смеялся. Кажется, меч выпал из моей ладони. Кажется, я закрыл глаза, но все равно видел огонь.

Стать частью бушующей энергии… Да, это было бы хорошо, стоило столько пережить, чтобы наконец найти успокоение!

Я был согласен шагнуть дальше… Но не сказать, что я чувствовал полное спокойствие. Что-то мешало окончательно расслабиться, поддаться огню и забыться в нем. В его силе, в его потоке. Что-то не пускало меня. Что-то с каждым мгновением тянуло все сильнее, вызывая острую боль, вынуждало выглянуть из уютного кокона. Какая-то внутренняя преграда!

Я мысленно попытался потянуться к этой помехе и в тот же миг рухнул на колени, схватившись за голову. Снова перед глазами мелькали чужие руки, я слышал непонятные слова, снова меня разбирали на части, резали и заставляли оставаться живым… И теперь я не мог выбраться из этого кошмара, это ведь был не сон.

Но эта боль внезапно притянула другие видения. Руки с синими рисунками сменились другими — в темных лабораторных перчатках, испачканных в крови, с тонким ножом в пальцах. Эти руки мне были знакомы и…

Грох меня побери, я забыл про Астер!

Продираться сквозь свое же пламя, чтобы снова увидеть и лес, и болото, было нелегко. Ощущение было странным, как если бы я отказывался от чего-то невероятного.

Но как бы ни манил огонь, я уже был настроен скептически. Надо же! Я предполагал, что пламя принадлежит мне, раз находится внутри меня, поэтому не сразу заметил, что оно не слишком-то послушно. А если пустить все на самотек, то меня и вовсе не станет — да, именно такими были мои ощущения. Если бы меня не выдернули мысли об Астер, то это был бы конец для меня.

С резким выдохом я загнал огонь обратно в его клетку. Я видел, как втягивался огонь внутрь меня, просачивался, впитывался, и даже представить не мог, какое научное обоснование этому процессу… Астер бы справилась, определила бы. Но мне сейчас было не до размышлений.

Я подобрал меч, убедился, что от альва действительно осталось лишь обгоревшее тело, и осмотрелся.

Ночь не была непроглядной. Хватало света звезд и света Младшей сестры — она как раз вышла над деревьями. А еще я сам мог осветить себе путь. Я порядком вытоптал поляну вокруг, и сжег немало, но все-таки нашел следы Астер и альвы.

Здесь был бой. А еще натекло немало крови.

Кровь пахла обычно. Кто стал жертвой? Скорее всего, Астер. Если бы было наоборот, то в луже крови лежал бы труп альвы. Астер не было смысла уходить в лес.

Я не защитил ее.

Эта мысль была ударом кинжала. Пусть мы с Астер были сами за себя в ответе, договорной же брак. Но как ее напарник я должен был защитить ее. А в итоге отвлекся, забылся и теперь даже не знал, сколько времени прошло — может, десяток минут, а может и пара часов.

Я тронул тело альва и, к моему сожалению, оно оказалось уже не таким и горячим. Температура огня, который его сжег, была высокой, и наружные покровы, полностью темные, сгоревшие, какое-то время должно было сохранять это тепло. Значит, я пропустил немало.

Куда альва могла утащить тело Астер?

Я завертелся, осторожно ступая вокруг. Альва не прихватила с собой никаких вещей. Значит, ушла недалеко. Она тащила тело Астер — возможно, та была еще жива. По крайней мере, я хотел в это верить. Неспроста же альва привела нас сюда. Соврала и хотела тоже вернуться на свою родину?.. Грох его знает!

Я легко нашел след — Астер тащили по земле, но она могла быть просто без сознания — и поспешил по нему. Даже если я и потерял время, они все равно не могли уйти далеко.

Тянущее чувство, которое помогло мне сбросить наваждение пламени, как ни странно, совпадало с тем направлением, куда меня вели следы. Я пытался сосредоточиться на нем, но это чувство не было похожим ни на что другое. Больше всего напоминало нужду. Очень необычно.

Я выругался сквозь зубы: мне в последнее время хватало странностей и ситуаций, выходящих за пределы нормального. Я еще не успел прийти в себя от возвращения, кошмаров и побега из Столицы, от приезда в Академию и проблем с роем, как добавились альвы и женитьба. Сложно чувствовать себя в равновесии.



Анна Лерой

Отредактировано: 26.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться