Ненужные 2. Обитель галдрамаров

15. Астер

 

Я сидела на одеяле и гладила Эгиля по волосам. Его глаза были закрыты, но под веками я видела движение глазных яблок — сон был очень поверхностным и, кажется, ему еще и что-то снилось.

Эгиль свалился с ног очень быстро. Сначала устроился рядом со мной, все порываясь защитить, да так, что мне снова пришлось успокаивать его. А потом, когда убедился, что моя слабость прошла, а альва сидит на расстоянии от меня, то все-таки покачнулся и опустился головой мне на колени. Альва сказала, что это нормально, но кто теперь верил ее словам.

Я сжала одной рукой амулет, а пальцами второй зарылась в волосы Эгиля. Монотонные движения меня успокаивали, и, судя по тому, что дыхание моего мужа становилось глубже, не только меня.

Я кратко улыбнулась, позволяя себе на пару мгновений полюбоваться — иначе и не сказала бы — спящим. Пришел, надо же. Пусть альва и говорила что-то о привязке, об этом я хотела узнать больше, но не только в этом было дело. Что ж, из нас действительно получатся неплохие партнеры. Я любила, когда люди не бросали слов на ветер, а если и давали обещания, то безукоризненно выполняли их. Эгиль пока не сделал ничего, чтобы подвести меня. Сказал, что защитит, и пытался защитить.

Только чего ему это стоило? Кажется, я была слишком самонадеянна, когда считала, что понимаю огонь и ту процедуру, которую провела над Эгилем. Согласно моей теории, огонь — это структурированная особым образом магическая энергия, уплотненная проведенными над телом процедурами. Но мне и в голову прийти не могло, что эту энергию взяли откуда-то и вложили в человека, в мага.

Да, мир оказался больше, чем я могла представить. Было неприятно признавать, но я ошиблась и подвергла Эгиля опасности. Если бы не альва, то ситуация была бы сложнее. Правда, из нее теперь нужно было выбить все о сосудах огня и их владельцах. Оставаться в неведении я больше не могла. Я не любила ошибаться.

Владельцах, да…

Альва, конечно, то и дело бросалась своими терминами, но и к ним привыкнуть можно было, но самое главное успела сказать — альвы создали тех, кого мы называли галдрамарами, великими магами, и Эгиль теперь имел к этому прямое отношение. Эгиль теперь был магом немыслимой силы, а я владела поводком к его силе.

Неприятно лично для меня.

Хотя очень рационально, этого не отменить. Нормальный ученый, готовясь к эксперименту, должен мало того, что представлять результат этого эксперимента, но и быть готовым взаимодействовать с этим результатом. В случае с банальным зельем лучше иметь под рукой нужный флакон или колбу.

А если эксперимент опасный и объект живой?.. Его нужно как минимум контролировать — ограничить передвижение или надеть ошейник.

Похоже, я стала этим самым ошейником для Эгиля.

Я невесело хмыкнула: ограничивать чью-то свободу настолько, иметь над кем-то такую власть у меня не было нужды. Будучи княжной, я успела этим насладиться — знала и преимущества того, что ты держишь чью-то жизнь в своих руках, и недостатки — ответственность за эту самую жизнь.

Я еще раз провела рукой по волосам Эгиля. Пусть отдохнет хотя бы немного. Под его глазами залегли густые тени, которые были видны даже в сумрачном свете от границы между нашим миром и миром альвов.

Несмотря на то, что фактически мы с альвами жили на одной земле, все было далеко не просто. И для них, и для людей.

И, к моему сожалению, люди знали лишь малую часть этой истории.

Ялнирай сдалась или сделала вид, что сдалась. Рассказывать что-либо она не хотела, но огонь Эгиля действительно мог причинить ей вред или, точнее, убить. А еще она потратила немало сил на сражение с собратьями и когда тащила меня. Мой удар ножом только ускорил трату энергии. Так что теперь альва никак не походила на человека.

Чем больше времени мы сидели в тишине, тем меньше становилась способность Ялнирай сопротивляться давлению обстоятельств. Она слабела. А мои наблюдения подсказывали, что чем больше в альвах звериного, тем менее защищенными они становились. Эгиль же отрубил одному из них голову обычным оружием.

А вот Ялнирай почти смертельный удар ножом причинил только неудобства. Она всего лишь вынуждена была потратить на лечение силы.

Каким бы изможденным ни был вид альвы, кровь я пока не собиралась давать. Сначала информация, потом все остальное.

— Ты победила, — наконец простонала альва и перестала держать спину прямой, тяжело привалилась к стене, у которой сидела. С этими словами с нее слетели остатки гордости. Она по-звериному ощерилась, оголила себя по пояс и принялась осматривать затянувшуюся уже рану. Она, скорее всего, причиняла неудобства, потому что альва щурилась и чуть ли не рычала.

— Тогда я слушаю тебя, — я тоже позволила себе немного расслабиться, но не настолько, чтобы выпустить из рук амулет.

— О чем сначала, пагал? — несмотря на увечья и слабость, альва все равно могла смотреть свысока. — Обо мне, о нем или о тебе?

— Я хочу знать все!

— Тысячи лет истории и тайны моих земель за глоток санс? — мотнула головой альва. — Нет, пагал, выбери что-то одно.

— Ты ставишь условия? Мне? — я выставила вперед руку с амулетом. Но Ялнирай запрокинула голову и хрипло рассмеялась.



Анна Лерой

Отредактировано: 26.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться