Ненужные 2. Обитель галдрамаров

19. Астер

 

Ренгальдор — край темно-серого буйного моря и морских гадов, по крайней мере, именно это бросается в глаза каждому, стоит посмотреть на карты. Художники снова и снова рисовали кракенов, хафмеян и чешуйчатых аспидов там, где серо-синим плескалась вода.

Очень длинная изломанная береговая линия, омываемая холодными водами, множество мелких деревушек, жители которых промышляют рыбной ловлей, сотни торговых путей, по которым во все стороны расходятся телеги с дарами моря — это тоже Ренгальдор. Если я пробовала рыбу в княжеском дворце, то можно быть уверенной, она была именно оттуда. Чтобы за время путешествия рыба — форска, чаще всего — не испортилась, на каждой телеге скучали несколько магов-инженеров и час от часу охлаждали товар.

Это край форски, доски и тоски, как с ухмылкой заметил один из моих случайных знакомых. Ренгальдорец. Действительно, лес местами подходил прямо к скалам и растения карабкались на камни, свесив корни в пропасть. Так как на севере страны пологих участков, где так удобно разместить рыболовное хозяйство, было не так и много, большинство жителей здесь промышляли древесиной, забираясь все дальше в непроходимые леса на границе Мирийского густо заросшего болота и ренгальдорских скал.

А тоскливо в Ренгальдоре было оттого, что вездесущий ветер заунывно стонал в переулках и вдоль побережья. А может, все дело в непрозрачных водах и безжалостных щупальцах кракенов, тянущихся к кораблям. Или в одиночестве дровосеков, заплутавших в лесах… Что ж, этот край был и богат, и страшен.

Граница Ренгальдора не такая условная, как между Алским княжеством и Рики Винданна. Здесь еще свежи в памяти военные конфликты, когда соседи пытались пробиться к морскому побережью. Так что нас задержали на несколько часов, не помог даже дипломатический статус —  Эгиля и, соответственно, мой.

Я читала, что ранее такой выход был. Правда, было это многие столетия назад, ещё до того, как сражались галдрамары с альвами. В те далёкие времена некое племя, о котором толком не помнят даже летописи, сделало все, чтобы Ренгальдор укрепился на побережье и смог противостоять Рики Винданна. Вот только не из лучших побуждений это было сделано. Пришедшие ниоткуда воины лихо отхватили себе землю на востоке тогдашнего Ренгальдора. И с тех пор они понемногу расширяли собственные владения — когда хитростью, а когда и военной силой.

Собственно, именно так и появилось Алское княжество.

Теперь мне было понятно, о каком племени шла речь. Действительно, альвы тогда могли показаться очередным странным народом, кочевым, не имеющим своей земли, — просто огромной семьей. Ведь альвы между собой имели слишком явное сходство во внешности.

Возможно, ее — землю — им предложили как награду за помощь. Даже титул дали, скорее всего. Ведь неспроста на землях Ренгальдора до сих пор правит Великий князь. Его предок, судя по всему, наградил щедро пришельцев и даровал титул.

Но вот чего точно никто не ожидал, так это того, что из клочка надела вырастет Алское княжество и займет столько земли, что потеснит Ренгальдор, прижмет его к той самой береговой линии. Той, которую я никогда вживую не видела вплоть до этого момента.

Никогда не думала, что может быть столько воды. Конца и края не было темной поверхности, а у самого горизонта она не ограничивалась землей, а просто растворялась в таком же темном небе.

Я смотрела с утеса на бушующее море, которое на всех картах называли Черным, хотя у берега оно было всего лишь тускло-серым, почти блеклым. Сильный ветер взбивал воду в пену и поднимал волны. Извивающаяся водная поверхность казалась шелковистой и манила упасть в ее мягкую упругую толщу. Или скорее лечь в ее смертельные объятья: когда волна отступала, я видела острые зубы скал на дне.

Приближался шторм. Ветер все сильнее бросал мне в лицо гости брызг, его ничуть не волновало, как далеко от меня вода. Он играл прядями, выбившимися из косы, и влажные волосы неприятно били по моей коже. Я морщилась, но заправлять пряди за уши было бесполезно, ветер был слишком силен.

— Так теплее, — услышала я, и большой мужской плащ лег мне на плечи. Я улыбнулась, не оборачиваясь, оторваться от воды было невозможно. Эгиль постоял еще немного рядом, потом предупредил, что мы скоро выдвигаемся, и оставил меня в одиночестве.

Я была не против его компании. Но говорить что-либо сейчас, когда издалека над серым пространством ползут темные облака, которые так старательно нагнетал ветер… Нет, сейчас можно было только восхищаться мощью природы.

Я на время забыла, что все происходящее реально, что это всего лишь воздушные и водные массы, всего лишь явление природы. Как назло, в голове возникали сведения о том, как наши с Эгилей далекие предки считали каждый шторм, каждую молнию живыми злыми существами. Что ж, в чем-то они действительно были правы. Сложно было думать о науке, когда перед тобой такое.

Мне было жаль уходить с утеса, но меня ждали, и с дорогой действительно не стоило затягивать. Тем более на горизонте мелькнула первая, пока еще несмелая молния.

Мы были в пути уже десятый день. Люди устали, лошади так же уныло плелись, то и дело опуская морды к сочной, пока ещё зелёной траве. Хотя ночью перед границей Ренгальдора роса на траве впервые застыла инеем. Ещё не зима, но вряд ли нас ожидали теплые погожие дни.

Вереница из повозок и всадников тащилась по дорогам. Наверное, вдвоем с Эгилем мы бы промчали этот путь в два раза быстрее. Но что дозволено простым бродягам, не доступно второму принцу и его жене. Кроме отряда охраны и одного лысого дипломата, который догнал нас в Слойге, среди сопровождающих оказались Лойи и мастер Рольв — они возвращались на родину.



Анна Лерой

Отредактировано: 26.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться