(не)отец моего ребенка

Текст headset Аудио

Глава 17

Вика

Я смотрю на Игоря уничтожающим взглядом и очень надеюсь, что он поймет мои намеки, но они с матерью словно сговорились – не обращают никакого внимания на мои протесты, настаивая на своем.

– Вика, идем в дом, после ужина решим, как быть, – берет меня за руку мужчина и тянет  туда, где есть человек, которого я не желаю видеть всей душой. 

Я с силой впиваюсь ногтями в ладонь Игоря. Хочу сделать ему больно, хоть как-то выразить свой протест и заставить хотя бы раз в жизни  сделать то, что прошу я. Но его упрямства хватило бы на нескольких человек. Кажется, он из тех людей, которые для воплощения своих планов не щадят ничьих чувств, идут напролом и считают, что все должны плясать вокруг них.

– Ты ведь понимаешь, что я всего лишь несколькими словами могу разрушить вашу семейную идиллию? — понижаю голос до шёпота, замедляя шаг.

— Давай, даю тебе зеленый свет. Возможно, именно этого я и добиваюсь. Расскажи всем правду, и мы больше никогда не увидимся, — усмехается он.

«Врет», – догадываюсь я. Если бы хотел, давно бы поведал всем о грязных секретах своего брата. Так чего ему от меня надо?         

К моему удивлению, он начинает нежно проглаживать подушечкой большого пальца тыльную сторону моей ладони, и этот жест кажется слишком интимным. Словно мужчина пытается успокоить меня.  Кожу нещадно жжёт от этих прикосновений, и на несколько секунд я даже забываюсь, позволяя себе раствориться в этих ощущениях. 

Игорь оставляет меня со своей матерью, сам же идет на задний двор и вместе с Юрой крутится возле мангала. Я наблюдаю за ними через большую стеклянную дверь в кухне, пытаясь найти разницу между братьями. 

Внешне они неразличимы, разве что Юра всегда идеально выбрит, но жесты выдают их. Игорь держит руки в карманах, осанка ровная, движения размеренные, он сдержанно улыбается и выглядит более расслабленным. Юра же энергичный, он не может усидеть на месте, то подкладывает дрова в костер, то рассказывает что-то, активно жестикулируя руками. В какой-то момент между ними вспыхивает напряжение и определенно ведётся неприятный разговор, потому что голоса обоих вдруг становятся громче, а потом они резко замолкают и буравят друг друга упёртыми взглядами. Нетрудно  догадаться, что именно послужило причиной размолвки между ними. Или кто. 

Юра вдруг бросает холодный взгляд в мою сторону, и я резко отворачиваюсь от него. Отхожу от двери и беру в руки нож, чтобы нарезать овощи. Руки слегка дрожат, ступни холодеют, я нетерпеливо смотрю на телефон на краю столешницы в ожидании подтверждения заказа из службы такси. Прости, Игорь, но мне осточертели эти попытки манипуляции мной и ребёнком.  

Наталья  Степановна засыпает меня очередной порцией вопросов, интересуется, когда мы с Игорем собираемся узаконить свои отношения, какой у меня срок беременности и когда будет известен пол ребенка. Я отвечаю с неохотой и сама не задаю в ответ ни одного вопроса. Не хочу сближаться и привязываться к ней. Не хочу чувствовать симпатию, несмотря на то, что женщина мне приятна. 

— Наконец-то уложила близнецов. — В кухне появляется Карина, и пространство вдруг становится тесным для нас троих.

Я ждала ее, но все же надеялась избежать нашей встречи. Во взгляде девушки читается превосходство надо мной, а по губам, сжатым в плотную линию, и сморщенному носику несложно догадаться, что она абсолютно не рада моему появлению.     

 — Привет, рада тебя видеть. Твой приезд стал приятной неожиданностью, Игорь несколько дней назад говорил, что будет один. – Ее алые губы растягиваются в улыбке, обнажая ровный ряд белоснежных зубов, но при этом в ней нет ни капли искренности. Одна фальшь. Видеть Карина меня явно не рада, и у нее было бы еще больше причин для неприязни, знай она о нашей с Юрой интрижке.

— Ему удалось уговорить меня изменить свои планы. Иногда Игорь может быть очень убедительным, – придаю своему тону мечтательные нотки и демонстративно бросаю взгляд в сторону заднего двора, где спиной к нам стоят  мужчины. Решаю проверить: неужели Карина ревнует? Неужели между ней и Игорем что-то происходит, но по какой-то причине она остается с Юрой? 

Я безумно напряжена рядом с ней. Наблюдаю за движениями девушки, за тем, как она носится по кухне, словно хозяйка, и придирчиво оглядывает нашу с Натальей Степановной работу. Мать Юры и Игоря совершенно не замечает нашей с Кариной небольшой перепалки. Даже когда девушка отчитывает меня за то, что я режу овощи слишком крупно, а еще  уточняет, взяла ли я с собой что-то приличное из одежды, потому что:

— Сегодня все должно быть идеально. У нас с Юрой годовщина свадьбы.

Я все-таки не могу удержаться от мысленного злорадства. Ага-ага, все будет так же идеально, как и ваш с ним брак. Кромсаю неровными кусками очередной огурец и вздрагиваю, когда на мою талию ложатся чьи-то горячие ладони. 

— Ну, как у вас дела? — Игорь притягивает меня к своей груди и утыкается носом в макушку. Я замираю, не в силах пошевелиться, одновременно хочется и оттолкнуть его, и притянуть ещё ближе, чтобы позлить Карину. 

— Сынок, раз уж ты забежал на кухню, может, почистишь рыбу? А то боюсь, что мы испортим себе маникюр, — усмехается Наталья Степановна и быстро находит работу и для него. Достаёт из холодильника щуку, при одном взгляде на которую на меня накатывает приступ тошноты.



Арина Вильде

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться