Неотразимость

Размер шрифта: - +

Неотразимость

Дракон лежал в дорожной пыли, и солнце грело ему спину.

По дороге шёл рыцарь - небритый мужчина лет сорока.
Лицо с парой шрамов: на щеке и на лбу.

- Опытный, умелый, - прикинул зверь, - но вряд ли мастер: бедноват. Ни коня, ни доспехов. Раньше-то о-го-го каких слали. Видимо, поиздержались. Но им по-прежнему не нравится, когда их употребляют в пищу.

Дракон припомнил горящие дома, глупые лица крестьян, пытавшихся сопротивляться, растерзанных рыцарей, чьи тела он поначалу подкидывал к церкви, а после просто съедал.

Накануне прибегал деревенский. Сказал, они опять кого-то наняли. Потом долго описывал свою родню, просил не трогать. Не трону, разумеется: зачем вредить тому, кто тебе помогает? Тем более, что местные плодятся довольно шустро.

Человек шёл, не сбавляя шага.
Привычным движением он выхватил из ножен меч.

Зверь увидел ярко-зелёный клинок и тут же принялся вспоминать отцовские наставления. 
Их следовало мысленно произносить перед каждой схваткой - быстро, точно и целиком: чутким телам драконов проговаривание заменяло тренировки.


"Не забывай, Трикки, - говорил ему когда-то отец, - миром правит магия, а у магии есть цвет. Самый опасный меч - красный. Он пробивает наше тело везде. Видишь человека с красным мечом - не спи, двигайся, держи дистанцию. Отвлекай ложными выпадами и старайся незаметно ударить в затылок хвостом.

Жёлтый меч пробивает кожу на шее и у артерий на задних лапах. В шее - узел, там сплетаются нервы. Удар в него парализует: все мышцы перестают работать. Даже те, что двигают глазами, и те, что позволяют дышать - мы мучительно умираем за час или полтора. И перебитая артерия тоже приводит к смерти, правда, быстрой.

Так что жёлтый меч опасен, не будь небрежным. Когда человек кидается к голове, ударь хвостом, опрокинь и добей! Но если он бежит к лапам, тебе снова захочется пустить хвост ему навстречу. Не делай так никогда!

У рыцарей тоже есть отцы, и они тоже их всему научили. Человек пригнётся, если махнуть высоко или перепрыгнет твой хвост, если тот пойдёт низко. Поэтому просто помаши немного кончиком, чтобы отвлечь, и откуси ему голову.

Зелёный меч пробивает только задние лапы над артериями. Когда рыцарь бежит к ним, поступай, как с жёлтым: хвост отвлекает, убивают зубы. Правда, человек захочет тебя запутать и бросится сперва к шее. Не бойся, это лишь уловка - там его оружие бесполезно. Дождись, когда он отступит вбок и действуй.

Белый клинок нам совершенно не страшен. Не думай о защите, рви своего врага..."

Закончив с воспоминаниями, Трикки приподнялся и мягко шагнул вперёд.
Его противник подвигался влево-вправо, разогреваясь, несколько раз взмахнул мечом, разминая запястье, и предсказуемо кинулся к шее зверя. 

Тот, не шевелясь, ждал, поигрывая кончиком хвоста.
Рыцарь на ходу замахнулся.
- Сейчас внимательно, - собрался дракон, - это финт, здесь ему не пробить. Вместо удара он прыгнет чуть в сторону и постарается обойти.

Но прыжка не последовало. 
Человек резким движением всадил клинок в сплетение нервов, управляющее телом Трикки. 
Зверь упал и понял, что обездвижен.

Рыцарь на всякий случай побегал вокруг. Убедившись, что противник сломлен, участливо похлопал по спине:
- Не бойся, мучиться не будешь. Сейчас отдышусь и вскрою тебе ноги, быстро уйдёшь.

Затем наклонился и посмотрел в неподвижные глаза.
- Грустный взгляд у вашего брата, - сказал он с некоторым сочувствием, - даже жалко делается. Наверное, хочешь узнать, как я тебе шкуру зелёным мечом просадил?
- Не хочу, - думал дракон в злом молчаливом отчаянии, - мне плевать, я умираю.

Но читать мысли человек, видимо, не умел. 
Или ему не терпелось поделиться своим секретом с тем, кто никому его уже не откроет.

- Так я тебе расскажу, - начал он. - В юности меня отдали в ученики к одному мастеру с Востока. Инь-янь, всякая муть. Говорил, будто надо использовать не только мужскую, но и женскую энергию. Тогда, мол, вам не будет равных.

Я никак вникнуть не мог в его премудрости. Мечом махать и прочим дельным вещам меня батя научил, а после к этому чудику отправил. Болтался я там в тоске, а потом склеил его дочку. Вот где чертовка бедовая! И красотка, каких мало!

Точнее, это она меня склеила, но я же рыцарь - взял всё на себя. Меня, понятно, выперли. Отец помер. Мы из бедных и не слишком знатных, над нами смеялись даже, что говор, как у простонародья. Наследства почти не осталось. Оружие только с доспехами. Остальное ушло за долги.

Помыкался я и взялся соображать насчёт того, чему меня мастер учил. Да всё без толку: только подумаю про женскую энергию - сразу дочка его на ум приходит. Представляю её то и дело - как она ночью ко мне прибегала. Или как моется у пруда, а потом у зеркала прихорашивается. Брови подводит, губки красит.

Подскочит потом, худенькая, кареглазая, осмотрится, чтобы не видел никто, схватит за руку, прижмётся.
Я теперь красивая, шепчет.
Да, говорю.
Очень.

Короче, вспомнил я всё это, когда против тебя подрядили.
Поразмыслил.
Спрятал щит и доспехи, чтобы выглядеть попроще.

И покрасил свой жёлтый меч в зелёный цвет.



Владимир Сергеев

Отредактировано: 10.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться