Неожиданное счастье, или любовь на выживание

Размер шрифта: - +

***

Чай помог окончательно согреться и расслабиться. Эффект состояния «плевать на все, что вокруг – сейчас мне хорошо» усилило посещение открытых горячих источников. Сомнительное удовольствие, если рассматривать с точки зрения сезона, и удивительно приятное в практической составляющей. Единственный минус – расположение. До дома ещё предстояло добраться, и никто не отменял возможность слечь потом с простудой.

Натянув на босые ноги ботинки, закуталась в халат, выбралась на крыльцо, под протяжный скрип закрывающейся дверцы раздевалки спрыгнула на промятую тропинку. Побрела медленно – между навалами стройматериала маневрировать тяжко. В итоге начала замерзать, но на быстрый шаг перешла только на свободном участке. Уличное пространство освещалось цепочкой бумажных фонариков – очень помогло, учитывая как темно бывает ночью в такой глуши. Где-то на середине пути вынужденно столкнулась с двумя самками, и их быстренько обогнула, побрела себе дальше. А потом поняла, что все – замерзла, помираю! В итоге, оставшееся расстояние преодолела одним марш-броском, буквально взлетела по скользким ступенькам, распахнула дверь и с блаженством нырнула в тёплую прихожую.

Зал для приема гостей пустовал. Волчицы разошлись, а те, кто остался меня не заметили. Либо же сделали вид, что являлось более правдоподобной версией. В любом случае, я заморачиваться не стала и, оставив обувку внизу, прошмыгнула к лестнице, вскарабкалась наверх и далее по запомнившемуся направлению. Свободно выдохнуть смогла только в своей комнате. Шаль и халат повесила в шкаф, полотенце – сушиться. Проблема заключалась в отсутствии необходимых ткацких принадлежностей, а Зоряну беспокоить не хотелось...

Будем, значит, сами... с усами!

Благо варианты имелись! Леди Дэмуэрт, конечно, настаивала на немедленном избавлении от моего старого зимнего платья, но мне удалось уговорить женщину. В конце концов, здесь порядки другие, и не мода, а тепло и комфорт – превыше всего. Но самое главное – в моем наряде предусматривалось нижнее платье, которому я сейчас просто несказанно радовалась.

В комнате стояла невыносимая духота. Поэтому подошла к окну с целью впустить немного свежего воздуха... Не вышло! Ставни были накрепко заделаны паклей, чтобы холод не просачивался сквозь щели. Так что идею проветривания я задёрнула вместе с занавесками. Сейчас оставалось только выключить свет и лечь спать. И собственно это я и собиралась сделать... Ровно до того, пока чьи-то руки не обхватили поперёк живота, а сама я не оказалась в крепких объятиях. Нежных, приятных, родных таких... Наверное, привычка берет своё, а смена места жительства, пускай и временная, она тут вообще как бы не к месту.

— Ты приехал, — проговорила я, поворачиваясь и пряча лицо на твёрдой мужской груди.

Неожиданный прилив нежности... С моей стороны – точно. Подобного за собой никогда не замечала. Здесь определенно виноваты перемены. Я вообще их не особо любила.

— В нашем распоряжении минут семь, — чувствую, что улыбается, теснее прижимает к себе, а от его дурманяще приятного запаха, перемешавшегося с морозной свежестью, кружится голова. — Пока Долог разбирается с посланником от Объединённых Кланов. Но он не сможет покрывать мое отсутсвие на совещании.

— Какие-то проблемы? — запрокинув голову и заглянув в темные глаза, полюбопытствовала я.

— Ничего сверх того, что мы не могли бы решить, — шёпот коснулся макушки, потонул во влажных волосах вместе с невесомым поцелуем.

Уже через секунду на плечи легло тяжелое одеяло, в которое меня старательно укутали.

— Здесь жарко, — киваю на печную трубу, от которой парило нещадно, начинаю выворачиваться, жалостливым видом взывая к пробуждению чувства совести у некоторых.

— Это для меня, Дана, — пронзительный взгляд, пресекший всяческую демонстрацию несогласия, от которого и оторваться-то невозможно. И я смотрела не отрываясь, одновременно пытаясь слушать: — Вынужденные меры, родная, иначе придётся отчитываться перед императором.

— За что? — шепотом уточнила я.

— За опоздание! — недвусмысленно намекнул мужчина, обхватил обеими ладонями мое лицо, а большой палец очертил контур губ. — У тебя все хорошо?

Если не считать враждебного настроя женской половины Стаи, то – да, вполне. А ещё я осталась без сумки с вещами... Но это мелочи. Действительно мелочи, в сравнении с тем, что он вообще смог выбраться.

— Приятно, когда ты рядом, — не утаивая, ответила я и опустила свою ладошку поверх его руки, а после потянулась и несмело прикоснулась губами к его.

Планировалось что-то вроде мимолётного поцелуя, но в итоге переросло в нечто более затяжное... Ещё более удивительное, увлекающее куда-то далеко, подальше от суровой реальности.

— Буду завтра.

— Буду ждать, — улыбнувшись, заверила я.

И тут неожиданно стук. За ним и вовсе голос:

— Госпожа Ремиэ, тут ваши вещи принесли. Оставить сумку под дверью или... — это Зоряна, я её по голосу узнала сразу, и, вывернувшись из объятий, промчалась к приоткрывшийся двери с воплем, перегородившем её собственную речь:

— Я сейчас! Сама...

Вышла в последний момент, буквально вытекла из нереально тонкой дверной щелочки, дверь захлопнула, облокотилась на прохладную поверхность спиной. Ни к чему ведьме видеть лорда Дэмуэрта здесь в такое время, тем более после её странных заскоков в мою сторону. И мне ни к чему – выслушивать нечто подобное совершенно не хотелось.

— Вы в порядке? — одарив удивлённым взглядом, уточнила ведьма. — У вас отдышка и румянец на щеках... Жар?

Скорее последствия встречи с одним очень удивительным лордом.

Но ведьма не успокоилась на этом: приложилась тыльной стороной ладони к моему лбу и выдала:

— Ничего удивительного, знаете ли. Вы ведь с жару, да во все тяжкие по улице в одном халате!

— Все в полном порядке! — решительно заверила я ведьму, забрала сумку и сказала: — Спасибо за беспокойство. И за вещи. И я... пойду. Мне там... надо! Приятных кошмаров!

— Ну и вам... Эй, постойте! — кричит уже в спину.



Анна Нижегородова

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться