Неожиданное счастье, или влюбиться насмерть

Размер шрифта: - +

***

— Побеседуем наедине, — холодно отчеканил лорд Дэмуэрт, прижав меня к себе как свою собственность.

На самом деле это дико нервировало. Вот эти вот прижимания, а они случались на удивление часто, даже в самых бытовых ситуациях. Например, на днях мне надо было достать книгу с полки книжного шкафа. Но та находилась с учетом моего роста непомерно высоко, поэтому пришлось придвинуть стул и вскарабкаться по нему. 

Как так вышло, что опоры под ногами больше не ощущалось, а сама я летела спиной вниз сквозь тошнотворную невесомость, маша руками, как крыльями и готовясь к неизбежному, не понимала до сих пор, вот только... неизбежного так и не случилось. Зато случился лорд Релиас Дэмуэрт, который в ту самую секунду изволили прогуливаться неподалёку. Он-то и предотвратил падение, ловко поймав на руки. 
Сначала долго не отпускал, а чуть только я добилась возвращения на твёрдую поверхность, ощутила руки на талии и животе. Дэмуэрт прижался ко мне со спины и в таком вот положении, предварительно без малейшего труда достав для меня искомую вещь, некоторе время наблюдал за тем, как я нервно перелистываю страницы.

А совсем недавно один из прислуживающих на кухне скелетов отломал себе руку по самый локоть. Дело было так: бедолаге поручили накормить сторожевых псов. Тот, вооружившись миской сырого мяса на кости, бездумно протянул собственную конечность с пищей прямо в вольер, а уже спустя мгновение по округе пронёсся наполненный ужасом вопль.

Пострадавшего отвели на кухню, там же успокаивали всем составом: Миртис, я, ну и остальные скелеты. Последние меня до сих пор сторонились, но в этот раз хотя бы не верещали, а стоило предложить помощь, вообще начали вдохновенно подбадривать. Жестами, так как говорить они не умели, но я и без слов поняла отчетливо – хотят, чтобы за утерянной рукой сбегала. А я, стараясь сохранять спокойствие в их обществе, сама не поняла, как согласилась. Зато когда навестили, как я думала собак, а оказалось – настоящих костяных гончих, по сути тех же скелетов, которые по форме своей напоминали собак, только с меня ростом и набором явно не собачьих – человеческих и прочих костей, все мужество как ветром сдуло.

Боялись в итоге все. Кроме Миртис, которая вообще-то была против моего содействия, но особых мер по предотвращению планирующегося действа не предприняла. За рукой лезли также общими усилиями: скелеты выстроились в ряд и держали друг друга за ребра, первый по порядку тянул на себя Миртис, а девочка-зомби, сквозь скрежет зубов которой сыпались отборные ругательства, тащила меня, пытавшуюся достать из-за решетки конечность, намертво застрявшую в жуткой, со следами высохшей крови пасти одной из псин. Оторванная рука была довольно длинной, но я все время машинально сжимала свои пальцы, боясь, что ещё чуть-чуть и их непременно покромсают на мелкие кусочки острые клыки гончей.

В самый накалённый момент, когда я оказалась непозволительно близко к единственной преграде между нами и этими исчадиями преисподней, и появился лорд Дэмуэрт. Он одной рукой обхватил попрёк живота, дёрнул,  и я толком не успела осознать, как уже стояла в паре метров от вольера, ошарашено моргая и держа в руках чужую конечность. Гончие при виде хозяина, поскуливая, боязливо удалились в темноту. У меня же незамедлительно отобрали заполученную добычу и впоследствии небрежно швырнули рукой в скелетов. Те рассыпались в кучку костей, Миртис поручили собирать по частям, а меня подхватили на руки и... унесли. Как выяснилось позже, на ужин, уже после него состоялась прогулка, и вот там от меня фактически не отходили ни на шаг.

В общем, это, откровенно говоря, бесило. И сейчас ничего не изменилось.

— Мне не терпится узнать подробности, — одарив меня красноречивым взглядом, вновь усмехнулся Голод и взял с поднесённого скелетом подноса бокал красного вина.

Затем лорд Войс встал вполоборота к залу, настороженно прищурился, словно кого-то там разглядывал. Я тоже попыталась посмотреть, но, к сожалению, за его спиной не было и шанса что-либо увидеть. А спустя мгновение русоволосый мужчина уже вновь наблюдал исключительно за нами. Пригубив вино, Голод поступил сообразно довольно странной логике – неожиданно вклинившись между мной и лордом Дэмуэртом, крайне настойчиво подтолкнул меня прочь с балкона. Причём подтолкнул за то место... в общем, неприлично там чужим, тем более – мужским рукам находиться.

— Я украду ненадолго, позволишь? — Войс стянул с меня камзол, вручил другу. — Мы с ней поразвлекаемся, пока ты будешь занят, — его легкий кивок в сторону, и я тут же перевела взгляд туда, увидев, как из золотистого сияния зала грациозной поступью идёт какая-то женщина. Причём идёт прямо сюда, постепенно приближаясь, и... мне как-то внезапно захотелось поддержать инициативу лорда Войса по-скорее отсюда смыться.

Так что за вестником смерти я направилась добровольно. А потом, стоя в сторонке, наблюдала, насколько это представлялось возможным, за лордом Дэмуэртом и незнакомой светловолосой женщиной, которая постоянно улыбалась при разговоре с ним. Видимо, правилом, накладывающим запрет на мимическое выражение радости и прочих положительных эмоций, тут сегодня многие решили пренебречь. Лорд также одаривал особу нередкими улыбками, хотя в этом вопросе казался более сдержанным, как и подобает мужчине.

— Признаюсь, в обществе Нежити я ощущаю себя некомфортно, — внезапно заговорил Голод, отвлекая меня от бесцеремонного подглядывания.

— С мертвецами мало кому приятно, — выдала разумную мысль я, не сразу додумавшись, к чему было пространное высказывание про нежить.

Мой взгляд отчего-то все время невольно возвращался к балкону. Очень хотелось узнать о чем беседуют эти двое, да и не лишним считала просто выяснить, кто эта женщина? И, видимо, я настолько увлеклась созерцанием происходящего, что не сразу ощутила лёгкого прикосновения пальцев к обнаженным участкам кожи возле шеи, как чьи-то руки опустились на плечи, слегка сжав, да так собственно и застыла, развёрнутая лицом к лорду Войсу.



Анна Нижегородова

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться