Неожиданное счастье, или влюбиться насмерть

Размер шрифта: - +

***

Разумеется, о том, чтобы и дальше разговаривать о таинственных преступлениях, не могло идти и речи. И правильно. Потому что неуемное любопытство потенциальной любовницы, с наличием которой ещё должна и мать смириться, никто удовлетворять не должен. И не стал.

Лорд Войс покинул нас при первой возможности, сославшись на неотложные дела государственной важности. Но что-то мне подсказывало, что эти самые дела в элегантном чёрном платье, с глубоким вырезом декольте, подчёркивающим выдающиеся формы, которые буквально вываливались наружу, носили личный характер.

После нашего возвращения в «ожившую» часть особняка, в общем туда, где гостей собрали, леди Наяда не оставляла попыток утянуть меня куда-нибудь подальше от столпотворения и провести ею же запланированную беседу с глазу на глаз. Правда кое-кто настоятельно посоветовал отложить разговор на другой раз, а посему диалога не состоялось. Женщина, конечно, рискнула проявить возмущение, но тяжелый взгляд сына поспособствовал тому, что она, пробыв на вечере ещё какое-то время, откланялась и пропала в туманной дымке со словами: «Жду вас завтра у себя. За Даной прибуду лично!».

После чего мне резко стало дурно. И к большому огорчению, лорд Дэмуэрт не воспротивился требованию матери, так что мое состояние от отметины «плохо» скатилось до «хуже некуда»!

Гости начали расходиться только ближе к середине ночи. Я еле стояла на ногах, время от времени подавляя острое желание избавиться от кошмарных туфель. Как эту изнурительную пытку переносили леди высших сословий оставалось для меня загадкой, но им, очевидно, было не привыкать, и особых неудобств дамы света не испытывали. Скорее напротив, плавно вышагивали и удивительно потрясающе и грациозно держались на протяжении долгих часов. Мне оставалось только молча завидовать их выносливости и ждать окончания вечера.

Ярина, к слову, так и не появилась. Миртис, явившаяся за мной по зову хозяина с видом мрачнее обычного, неохотно поделилась сведениями о нынешней обстановке. Оказывается, после очередной ссоры лорд Дэмуэрт заявил о расторжении помолвки, а сама несостоявшаяся невеста в расстроенных чувствах незамедлительно отбыла к себе... Два дня назад! А сегодня, получается, приехала, чтобы наверстать упущенное. Так вот теперь девушке доступ сюда был ограничен до уровня посетителя, а для них, как объяснила все та же Миртис, создан специальный пропускной режим, то есть, без допуска непосредственно лорда Дэмуэрта самостоятельно она пройти не сможет...

— Ана, включись! — внезапный оклик Миртис, раздавшийся за пределами душевой комнаты, а также последующий стук в дверь, пронёсшийся в сознании чересчур громким эхом, прервал ход моих мыслей.

Сполоснув лицо, я выключила воду, протерла ладонью запотевшее зеркало. Скользнула по себе отрешённым взглядом, наскоро вытерлась полотенцем и, повесив его за крохотную петельку на крючок, вышла к ожидавшей моего появления девочке.

— Ты там себе могилу выкапывала? — пробурчала она, глядя исподлобья. — Чего так долго?

— Просто задумалась, — рассеянно ответила я, прошлёпав босыми ногами к кровати.

Потому что думать было о чем! Вот к примеру, даже интересно, а причастна ли Ярина к убийству в Мертвом? Если подумать, она появилась только сегодня, после двухдневного отсутствия, которого, каюсь, даже не заметила, увлечённая оттачиванием целительских навыков, а трупы обнаружили ещё прошлым утром. Меня конкретно напрягал момент, что подземные гаргульи охотятся только по ночам. Но опираясь на имеющиеся данные о невозможности изменять облик, выходит, что либо я просто медленно схожу с ума, видя опасность во всем, либо Ярина какая-то не такая гаргулья...

Тряхнув головой, я обессилено упала на расстеленную кровать, покачнулась на пружинистой перине и блаженно раскинула руки в стороны. Наконец-то ощутила долгожданное расслабление, хотя голова пульсировала от переизбытка новых сведений. Чуть позже услышала какое-то недовольное сопение, в районе приблизительно так изножья, тут же приподнялась на локтях, требовательно посмотрела на девочку-зомби, которая в ответной реакции вопросительно изогнула бровь, и, тяжело вздохнув, спросила:

— Ты злишься?

Учитывая, как наорал на прислужницу лорд Дэмуэрт, её неразговорчивость, по сути, не являлась чем-то не поддающимся объяснениям. Я бы тоже помалкивала. Но так как объектом лютого негодования, выказываемого посредством избежания всяческой коммуникации, помимо колких замечаний, коих призванная ни капли не стеснялась швырять периодически в мой адрес, была собственно я, хотелось бы прояснить кое-какие детали...

Но Миртис промолчала. Молча привстала на носочках, развязала ленты, крепящие балдахин к резным колоннам, и полупрозрачная воздушная ткань плавно, с тихим приятным шелестом сомкнулась со второй частью навеса, также отпущенного прислужницей. Такие же махинации она совершила и с двумя другими шторками, а обогнув кровать, просунула голову сквозь образовавшуюся в месте соприкосновения сетки щёлочку, и... да, удосужилась ответить:

— Нет, Ана, не злюсь, — а дополнила разъяренным, хотя на лице по-прежнему никаких эмоций не отображалось: — Я в бешенстве! — прорычала Миртис и кивнула на взбитые подушки. — А теперь спать! Мне было приказано убедиться, что ты не шастаешь не пойми где, а мирно лежишь под одеялом!

Рывок, один единственный – и шторки призванная зомби резко задернула.

Их раздвинула я, задавшись целью не прекращать начатое. Меня наградили за это убийственным взглядом, последовало бурчание, которое не расслышала, да и не пыталась вовсе слушать, а затем, свесив ноги, я сочувствующим тоном произнесла то, что посчитала нужным и правильным:

— Мне жаль, что так вышло. Я правда не думала, что...

— А следовало бы подумать! — рявкнула подопечная лорда Смерти. — Порой, возникает ощущение, что мыслительный процесс у тебя протекает явно в заторможенном состоянии, а чувство самосохранения вообще отсутсвует!



Анна Нижегородова

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться