Неожиданное счастье, или влюбиться насмерть

Размер шрифта: - +

***

Секунда – и Отбирающие Душу бесследно растворились в затхлом воздухе. Вторая – и над нами раздаются голоса, доносится жуткий грохот, лязг металла, крики. С третьей секундой в подвал вломилась группа офицеров в более усовершенствованной, чем ту, которую надевала сама, форме, за ними плавно спланировали шакриды, во главе с почтенным ГаарТохаем, и ещё трое мужчин... Двоих я знала прекрасно, последнего видела впервые. Но все как один испытывали первобытную ярость.

Лорд Дэмуэрт выглядел до безумия злым. Однако меня поболее не вид заострившихся ушей, белых глаз и болезненно бледной кожи с выступившими жилками напугал, а меч в руках воплощения... Нет... Не воплощения – в данном случае меч покоился в руке истинной Смерти, а изогнутое лезвие сплошь залито кровью...

Гаргульи сделали слаженный шаг назад, поближе к стене.

Артан ухватился за рукоять собственного оружия, но его повязали гораздо быстрее, чем он успел меч хотя бы достать из ножен.

Златояра избрала более верный путь и прикрыла своё отступление... ну да, мной прикрылась. И опять кожи на шее коснулось холодное лезвие...

— Не приближайтесь! — истерично проорала ведьма, отходя назад.

Жаль, что я не могла пошевелить руками. Магические путы не позволяли, да и когда на тебя направлено оружие, и гаргульи рядом в довесок, уже уложившие двух шакридов... в общем, я послушно отступала следом... Пока не услышала то, после чего в немалом удивлении замерли мы все...

— Я кому говорил – дверь чужим тётям не открывать?! — Лорд Войс одарил бешеным взглядом.

Выходит, что и они тоже обо всем догадались.

— Накажу, ненаглядная! Неделю у меня сидеть не сможешь! — но это мне, а Злате: — А от тебя, Златояра, не ожидал, — отозвался лорд Войс, а в обеих руках по одинаковому мечу. — Ты хоть на долю секунды осознаёшь, что тебе грозит за содеянные преступления? Смертная казнь – меньшее из всех зол, поверь мне, золотце моё.

Девушку пробил истеричный смех. И либо кто-то слишком зарвался, спихивая все свои грешки под покрывало свободы от всякого рода посягательств с чьей-либо стороны, которое являлось следствием наличия изрядного количества титулов, либо это уже нервы потихоньку сдавать начали, потому что Злата проникновенно протянула:

— Я ве-е-едьма! — Её голова склоняется вбок, к правому плечу, и далее звучит как будто напоминание: — Мы неприкосновенны! Ни ты, ни кто-либо из вас не имеет права даже прикоснуться ко мне!

— От ведьмы в тебе ничего не осталось, — совершенно спокойно объявил Голод, совершив жуткое, но при этом завораживающее движение мечами. — Осмелилась укусить кормящую руку. А теперь пожинай плоды. Так что будь благоразумной хоть сейчас, отпусти девушку, и тем самым значительно смягчишь себе приговор.

— Вынесли мне приговор без следствия?! — психанула она. — Войс, я, помимо того, что ведьма, я ведь ещё и возлюбленная фаворитка его величества! Мой статус предоставляет мне ровно такую же неприкосновенность, какую даёт и моя родословная! Вы не можете ни арестовывать меня, ни тем более – судить!

Учитывая распространение закона о полном запрете на посягательства в отношении любой носительницы ведьминской крови, закреплённый в своде законов империи лично его величеством, можно было бы сказать, что она права...

Только в реалии все оказалось несколько иначе и совершенно не в пользу Златы...

— Раз уж на то пошло, то император лично вверил ордену разбирательство по делу убийств, так что – да, поймаю и в пыточную собственноручно отведу! Пока все не расскажешь, смерти тебе не видать. — Ведьма самозабвенно выругалась, а лорд Войс... от него услышали следующее: — И, кстати, прокололись на простом. Следователи провели повторный обыск в той таверне, обнаружили отпечатки тёмной магии. Подобные мы имели «счастье» лицезреть среди прочих вами убиенных, также во дворце, что с вашей стороны являлось весьма неосмотрительным шагом.

— Невозможно! — яростно воскликнула ведьма. — Работали профессионалы. Мы никогда не оставляли следов!

— Чувствуешь, Релиас? Видимо, все-таки назревает чистосердечное. — Лорд Дэмуэрт усмехнулся, его взгляд продолжал беспрестанно следить за мной и ведьмой, а вот Голод теперь переключился на прижатого к полу Артана: — И да, лорд Хаташ, на будущее, вы когда на износ пашете, это я про частые призывы Отбирающих говорю, то там возможны утечки магии, вызванные сильным переутомлением. По ним вас и вычислили.

Артан глухо выругался.

Лорд Войс все также продолжал демонстрировать наличие ещё больших сведений относительно имеющегося дела:

— Кроме того, при допросе владельцев той таверны были выявлены непосредственные соучастники. Мастера артефакторного искусства – гонма Лэт Гаэль и её муж – почтенный гном Руш Гаэль. Оба сознались в убийстве единственной дочери уважаемого семейства рода Авьер.

Мне стало плохо.

Третий вестник смерти на этом не остановился:

— При обыске их квартирки были обнаружены документы, в которых прописаны условия предоставления аренды помещения в их семейном заведении, покупке целого имения в пригороде, изначально принадлежавшего лорду и леди Авьер, но ими навсегда покинутого в связи с гибелью дочери, и бумаги, подтверждающие совершение оплаты соотвественно. И списание средств было произведено именно с твоего банковского счета, Златушка.

Молчание, нацеленное на призыв к ответу непосредственно самой участницы упомянутой сделки, и от неё поступило объяснение:

— Обстановку захотелось сменить, — буркнула ведьма.

Очень похоже на то, что отвечали первым, что на ум пришло.

А от третьего вестника смерти следует насмешливое:

— Ты, и променяла роскошь дворцовых стен на выгребную яму? Забавно. Но не убедительно, согласись. А вот версию «Я выкупила помещение, чтобы там трупы складывать, многоуважаемый лорд Войс» я бы послушал с огромным удовольствием.

Мне стало значительно хуже.

Златояра поперхнулась, чуть не выронила кинжал. Однако довольно быстро подобралась и не позволила растерянности завладеть собой окончательно.



Анна Нижегородова

Отредактировано: 19.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться