Неожиданность

Неожиданность

Когда миз Глорверст увела Мэрид с урока, все прочие воспитанницы пансиона проводили их сочувствующими взглядами. Все знали, кто намедни стащил с кухни корзину яблок, но молчали до последнего, ведь поедали их ночью все вместе. Выходит начальница пансиона, миз Дирс, прознала, и Мэрид ждало наказание? Печально, конечно, но Мэрид не привыкать. Равно сколько её хвалили за успехи, столько же и высказывали за недостойное леди поведение. И если первый год в пансионе юная Мэрид бунтовала, доказывая всем, что она — единственная и любимая внучка Патрика Стальное Копыто и дед не зря выделял её среди всего молодняка клана Карнуэл, а значит, не им, учителям и гувернанткам, говорить ей, что делать, то в последние — поняла, как много дает ей учеба, и присмирела. Но упрямство и спесь сбить с неё не смогли ни стояние на колёном горохе, ни лишение ужина, ни запирание в темной комнате. Разве можно этим испугать её, юную Мэрид Фрэнгэг Карнуэл, рожденную на самом севере Ханша? Да она с рождения в кровь сдирала колени и ладони, лазая с братьями по скалам, её воспитывал сам Патрик Карнуэл, строгий исправедливый, когда дело касалось проказ!

Подумаешь, ещё одно взыскание… Но, к удивлению Мэрид, не проронившая ни слова, вечно каменнолицая миз Глорверст отвела её не в кабинет начальницы, а в сад, наказав ждать тут визитера.      

 И это испугало Мэрид больше всех угроз остаться без ужина и прочего. Сегодня понедельник, воспитанницам разрешалось принимать гостей лишь по средам и субботам, чтоб нарушить устоявшийся порядок, нужна веская причина, редко когда хорошая.      

 Кто явился к ней? Обычно её навещали родители и любимый старший брат Рори с не менее любимым младшим братом Энгусом, но отец упоминал в прошлый раз, что им с матерью надо вернуться в Нуэл и младших сыновей они берут с собой. Неужели из родного замка пришли новости настолько страшные, что… Нет, лучше не думать!      

 Мэрид показалось, что она ждёт уже час. Выложенную камнем тропинку она исходила уже с десяток раз, оборвала все верхние листочки у куста шиповника и лёгкую юбку с разрезами по бокам, в которых воспитанницы занимались в балетном классе, измяла до неприличия.

 Почему? Почему её сорвали с урока?       

Когда, наконец, из коридора донеслись шаги и дверь в сад открылась, Мэрид готова была броситься к визитёру, простирая к нему руки. Что и сделала, когда в проёме показался старший брат Рори, сосредоточенный и хмурый. Миз Глорверст, приведя молодого человека, удалилась, оставив их наедине, не боясь попрания приличий. Она прекрасно знала, что они сиблинги, хотя со стороны на первый взгляд так не казалось. Рори был выше сестры на голову, хотя годами превосходил её чуть больше, чем на один. Да и рыжую шевелюру свою получил в наследство от южной крови прабабки Блэир, тогда как Мэрид своей платиновой гривой пошла в северную родню. Они походили друг на друга лишь тонкими чертами лица да стройными фигурами. И нравом.      

 — Что стряслось, черт возьми, что такое?! — набросилась на брата Мэрид, едва дверь за миз Глорверст закрылась. — Леит? Что-то с ним?

 Младший братишка отличался крепким здоровьем, но дети на то и дети, что могут слечь в любой момент. А Мэрид любила всех своих братьев. Всех троих.      

 — Нет, что ты, всё с ним хорошо, он, наоборот, на днях ходил с отцом на охоту, целого козла подстрелили, — опешив под её натиском, пробормотал брат.      

 — Значит, мама? Тирлэг? Кто?      

 — Да никто не умер и не заболел, что ты трясешься?! — вспылил, наконец, Рори, отступив от сестры на шаг. — Прям уж и навестить тебя нельзя!       

— В начале недели? За дуру меня не держи! — фыркнула Мэрид, сложив руки под грудью: без корсета это было куда удобнее делать.      

 Теперь она четко видела: брат в смятении, он смущён, а это зрелище удивительное. Рори не из тех, кто может позволить себе неуверенность, он следующий глава клана, такие не мешкают и не сомневаются, да и не в его характере прятать глаза…      

 — Рори. Говори уже, что случилось? Что бы ни случилось, я вынесу.      

 — Меня отец послал… Он сейчас в Нуэле, там проблема, крыша на северной башне прогнила и обвалилась… Чинят, а я тут… И велел тебе всё рассказать…       

— Про крышу? — уточнила Мэрид, стараясь не дать волю смеху, до того забавный вид был у брата.       

— Да какую, к черту, крышу! — рявкнул брат, словно очнувшись. — Замуж тебя отдают! 

 — Как… замуж? — даже отступив на шаг, выдохнула Мэрид. — Но я же тут… В пансионе учусь, я… Мне никто не…      

 — Учеба твоя закончилась, и так семнадцать лет уже, вроде как пора, — буркнул Рори, отводя глаза. — Меня потому срочно и прислали, обрадовать тебя.     

  — Да уж, обрадовал… Ничего не скажешь, — потрясённо произнесла Мэрид: в её ближайшие планы замужество не входило никак, хотя, действительно, в семнадцать лет девушкам уже начинали присматривать партии. — А… А когда? И за кого?      

 — Ты его не знаешь. Мать из наших, правда, клан совсем уж мелкий, отец из приезжей семьи. У него шесть шахт, промышленник, производство и…      

 — Деньги, — процедила Мэрид, сразу всё поняв. — Меня всё-таки продали. Дорого.     

  — А то ты не знала, что так будет! Зато там денег прорва и договоренность вроде как: от них деньги, от нас старая кровь.      

 — А я как чертов трофей? — Вопрос был риторическим, Мэрид с детства знала, что ей, как единственной дочери главы клана, выбора особо не дадут. Но одно дело — знать и совсем другое — принять и смириться.     

  — Мика, мне это всё тоже не нравится. И ему тоже, но ничего не поделать. Отцы решили, так лучше для обеих семей.      

 — Что ему «тоже»?     

  — Я с ним говорил, с женишком твоим. Он вообще учёный вроде как, ему все эти шахты на дух не нужны. В университете учится, за чучело образины какой-то чуть мне руку не сломал, когда я её уронил. Случайно. У него старший брат, наследник, недавно погиб, и отец впился в него, как клещ. Ему эта свадьба тоже не нужна. Он каких-то обезьян хотел изучать ехать, — Рори был далёк от наук, его задача была в управлении делами клана, но учёных людей он уважал.      



Юлия Сысоева

Отредактировано: 17.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться