Непокорное сердце Еньки Малиновской

Размер шрифта: - +

Глава 6

          Поезд в новую жизнь отправился в воскресенье, в 14:22, с провонявшего пивом и потом третьего пути второй платформы. Девушка забралась на застеленную полку и уставилась в окно. Ноги гудели. В субботу и воскресенье с утра пришлось пробежаться по банкоматам, чтобы снять деньги с карточки Евгении Малиновской – банкоматы выдавали их ограниченными суммами, а для того, чтобы снять наличку через кассу, пришлось бы ждать понедельника и предъявлять документы. Это Женечку не устраивало совсем.

        Потом, все так же, через банкоматы, пополнила счета Евы Шаниной и, только после этого, зашла в квартиру, которая была её убежищем последние несколько недель. Оттуда забрала чемодан, вызвала такси и отправилась на вокзал. Она так спешила убраться из этого города, что на квартире не стала даже чай пить, хотя была голодна. Телефон без сим-карты, с удаленными контактами, но вместе с зарядкой и запиской «На счастье!», остался на столике в кафе, куда Женечка зашла перекусить за час до отправления поезда.

          Теперь, она могла расслабиться. Стук колес, то ускоряясь, то замедляясь, сначала перебивал мысли Евгении, но потом они вошли в резонанс и уже существовали в одном ритме. В её голове мелькали события последних четырех месяцев. Девушка проводила ревизию всех событий, оценивала их и пыталась сделать выводы и разобраться, не ошиблась ли она, сбежав от семьи.

          Во-первых, сдала сессию, забрала документы из института под предлогом того, что выходит замуж. В деканате покрутили у виска, но документы отдали. Во-вторых, нашла ВУЗ, в который готовы принять на бюджет и досдать нужно будет всего пять предметов, зато универ престижней. И общежитие у них есть. В-третьих, решила все финансовые вопросы, в том числе написала для отца отказ на право наследования его имущества. Выписалась из квартиры родителей. И все это провернула до получения нового паспорта.

         Все сделала правильно. Оставаться чьей-то куклой не хотелось. Пренебрежение девушкой достигло критической точки. Для этих людей она стала лишь средством достижения целей. А уж после изнасилования Андроном, ей не то, что жить рядом с ними, оставаться на одной планете расхотелось.

       Енька вспомнила вечер субботы 27 июля. «Это же надо, все судьбоносные события происходят со мной по субботам, - с горечью подумала девушка, - хорошо, что мама позвонила только на третьи сутки…»

         До этого родители считали, что Енька «зависает» с Андроном и, по их словам, не хотели мешать. «А что, дело молодое, перед свадьбой полезное», - сказала мама. Как выяснилось из дальнейшего разговора, идея визита принадлежала Борису Малиновскому. Это была так называемая попытка сближения будущих супругов. Девушка заметила родителю, что никакого сближения не получилось, правда, детали уточнять не стала, так как рассказывать о случившемся она не планировала. Все равно не пожалеют, а то еще и виноватой сделают. Римма Малиновская почему-то решила, что Енька считает себя обделенной вниманием, и кинулась защищать жениха: «Ты неблагодарная, дочь! Мальчик старается на благо семьи, трудится, не покладая рук, чтобы обеспечить тебе достойную жизнь. Твой будущий супруг заработался, не смог вырваться, у него столько дел! А ты капризничаешь! Воспитанные девушки в твоем возрасте знают, чем себя занять, пока муж зарабатывает». Девушка почти не слушала эту отповедь, было противно, особенно про «достойную жизнь». Только угукала, наверное, даже, невпопад. А потом напомнила маме, что её, Евгению, забыли предупредить о визите жениха, поэтому она никого не ждала и, соответственно, ни на кого не обижается. «…А в квартире бабули я решила пожить временно, пока отрабатываю практику. Отсюда добираться ближе… Нет, помощь не нужна, и деньги тоже, да-да, попрошу Дрончика обо всем позаботится… Тоже целую, ага, тоже привет… Позвоню, когда будет время. Нет, ты сама не звони, можешь помешать…» - заливала красочным словоблудием Енька. Мама поверила.

        Тогда, после разговора, Еня положила трубку и разревелась. Это была самая настоящая истерика, плакала она долго и с наслаждением, а потом просто вырубилась без сил. Разбудил её звонок мобильника. На этот раз звонила Лилия Валерьяновна, мама Андрона. Она оказалась не настолько легковерной и не поверила в то, что молодые не встречались. Да и охрипший после слез голос Ени её насторожил. Лилия настойчиво предлагала встретиться и поговорить. Повод она придумала самый веский на данный момент - уточнить детали свадьбы. Но Енька ссылалась на простуду, неважное самочувствие и необходимость рано вставать из-за практики. Выкрутиться удалось и встречу перенесли на «потом». Лилия Валериановна звонила еще несколько раз, но Енька каждый раз находила причину, чтобы отложить встречу. И подлила елея, сказав, что надеется, что всю организацию свадебной церемонии обе родительницы возьмут на себя, так как у них больше опыта. И вообще, Женечка хочет, что бы свадьба была для неё сюрпризом. Енька за всю свою предыдущую жизнь меньше врала, чем за последние две недели.

        Лилия Лутак была единственным человеком, к которому Енька сохранила уважение и, с кем при других обстоятельствах, с удовольствием бы подружилась. Казалось, на тот момент Лилия Валериановна была, чуть ли ни единственной из тех, кто не потерял разум, и единственной, кто пытался понять девушку и помочь ей. Она многое видела, кое о чем догадывалась, искренне жалела Еньку и сочувствовала ей, но реальной помощи предложить не могла – они были еще чужими.



Марта Бромис

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: