Непокорное сердце Еньки Малиновской

Размер шрифта: - +

Глава 11

        В нескольких шагах от Евы стоял Андрон Лутак собственной персоной. Замешательство длилось всего доли секунды, а вот предательская слабость в ногах, похоже, поселилась надолго. Ева взяла себя в руки, стиснула зубы и, не здороваясь, прошла мимо. «Мы не знакомы, не знакомы… Лутак обознался, и вообще, я не знаю его и его фамилию…» - бубнила, словно мантру, девушка.

       - Здравствуй, Евгения. Хорошо выглядишь, - знакомый голос заставил тело покрыться мурашками, как от ледяного душа, и сильная рука подхватила Еву под локоть.

       - Вы ошиблись, я не Евгения, - тихо сказала девушка. Громче не могла - голос предательски дрожал и грозился сорваться. Буквально вырвав локоть из крепких рук парня, Ева припустила к кучке коллег из университета, надеясь найти спасение среди них.

         Конференция уже подходила к концу, когда Лика повернулся к Еве и на ухо спросила:

      - О чем это ты беседовала с Лутаком? – это был первый вопрос личного характера после памятного разговора.

        - Ты его знаешь? – уточнила Ева.

      - Его все знают, - усмехнулась Лика – Только мне кажется, что ты его знаешь лучше других, - то ли спрашивала, то ли утверждала подруга.

        - Давай потом поговорим, дома, - предложила Енька. И они под конвоем ректора поплелись на банкет.

     Девушка была на нервах. Она не находила себе места в прямом смысле слова. Страх еще раз столкнуться нос к носу со своим кошмаром гонял Еньку из угла в угол и заставлял прятаться за широкими спинами знакомых мужчин. Её мучения длились бесконечные два часа, прежде чем Крутовский подошел к ней со словами:

        - Ну, кажется, все. Здесь нам больше делать нечего.

Ректор лично вез своих помощниц домой. Ева молчала из-за перенапряжения, Лика не хотела тревожить подругу. Михаил Палыч решил, что девушки просто устали. Тишину нарушила Ева:

         - Хочется напиться…

         - Есть повод? – уточнила Лика.

         - Кажется, да…

       - Миш, останови у супермаркета, мы мартини купим, - попросила Армас. Первый раз за почти четыре года работы Лика назвала ректора по имени в присутствии постороннего человека. Михаил Павлович, через зеркало заднего вида, посмотрел сначала на Лику, потом на Еву:

       - Уже поздно, алкоголь не продают, в баре в кабинете стоят и мартини, и ликеры, и вино, сейчас заедем, возьмешь, что захочешь, - дальше ехали молча.

        В ректорат они вошли в начале десятого, пока Лика приготовила закуску, за стол сели ближе к десяти вечера. Выпили, Лика и Михаил Павлович молча ждали. Крутовский понимал, что происходит что-то экстраординарное, но с вопросами не спешил. Он полностью полагался на реакцию своей девушки. А шестое чувство подсказывало Лике, что подруге надо сначала расслабиться, а потом она сама выговорится. Так и случилось. Только к часу ночи у Евы иссяк поток слов и слез.

         - Что делать собираешься? – спросила Лика.

      - Еще не знаю, у меня, как и в прошлый раз, выбор небольшой. Либо бежать, либо договариваться с Лутаком, - прогундосила Шанина, после слез нос был забит, сосуды глаз полопались, девушка была похожа на гриппозного вампира.

       - Ну почему? Можешь замуж выйти. Фиктивный брак оформить. Или настоящий, - предложил вариант Михаил Павлович. – Ты красивая, умная, целеустремленная. Поклонников хватает.

       - Нет. Это не выход. Не хочу никого использовать. Я на собственной шкуре такое прочувствовала. Не хочу так.

     - Зачем обманывать? Речь идет о сделке. Думаешь, ты единственная, кому фиктивный брак может помочь в решении проблем?

      - Предлагаете объявление в газете дать? – попыталась пошутить Ева. Повисла долгая пауза. Каждый думал о своем.

       - Думаешь, он тебя не найдет? – спросила Лика.

        - Уже нашел. Сегодня суббота?

        Лика глянула на часы:

         - Полтора часа, как воскресенье…

        - Придет в понедельник, если успел познакомиться с кем-нибудь из наших, или во вторник, если будет добывать информацию официальным путем.

       Они мусолили варианты, но уставшие пьяные головы умные мысли не рожали. Ближе к трем часам ночи, Лика сумела всех убедить, что пора покинуть гостеприимные стены ректората и хоть немного вздремнуть. А еще она сумела убедить Крутовского, что пьяным за руль садиться не стоит, опасно для жизни своей и окружающих. Ректор не надолго задумался и согласился, но с условием, что останется ночевать у Лики. То ли боялся, что утром придется защищать своих помощниц от разъяренного Лутака, то ли принял для себя какое-то важное решение. Скорее второе, так как, когда измотанная троица все-таки решила дать своим бренным телам заслуженный отдых и заявилась общагу, а дверь открыл сонный и раздраженный комендант, который окатил ледяным взором секретарей, Михаил Павлович был готов превысить свои полномочия и задавить авторитетом и коменданта, и всех, кто осмелится прийти Архипычу на подмогу. Но старик, вдруг завис на уставшем лице Крутовского. Затем, быстро изменил выражение на подобострастное, и затараторил, широко раскрыв дверь перед визитерами:



Марта Бромис

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: