Непокорное сердце Еньки Малиновской

Размер шрифта: - +

Глава 13

      Отпуск Евы подходил к концу, отношения с Лилей были ровными, позитивными. Они уже давно перешли на «ты» и не разбегались по своим комнатам сразу после того, как засыпал Ванечка. Теперь вечерами обе мамы отдыхали на балконе в номере Евы, попивали красное вино, болтали о своем, о женском...

    - Я поначалу очень боялась, что ты сообщишь Малиновским обо мне. Так не хотелось снова куда-то бежать, прятаться. А Ванечке просто необходимы солнце и море, чтобы зимой не болел… Жутко боялась, что Римма Малиновская приедет. Это было бы пострашнее гражданской войны, - рассмеялась Ева.

     - Я же обещала, да и Римма не приехала бы, - пожала плечами Лиля, – Ты давно родителей по фамилии называешь? Обижаешься на них?

     - Давно. И никак иначе больше называть не получается. Это не обида. Обиду можно простить. Это что-то другое. Не знаю, как называется. Просто мы чужие.

    - Ты преувеличиваешь, Ева. Как могут быть чужими люди, которые тебя вырастили, воспитали? Они столько в тебя вложили!

     - Да, что касается финансовых вложений, тут возразить нечего. Но воспитывала и растила меня бабуля, - она замолчала, вспоминая её улыбку, - Лиля, не могут родители ненавидеть ребенка, а ребенок не может презирать родителей. Это неправильно.

     - Наверное, - снова пожала плечами женщина, - Мне трудно судить. Но, кажется, ты ошибаешься.

     - Насчет Риммы?

     - И на её счет тоже.

     - А почему ты считаешь, что она не приехал бы?

     - Она на лечении.

     - И что с ней? - напряглась девушка.

     - Это долгая история, а я обещала тебе не поднимать темы из прошлого, - грустно улыбнулась Лилия.

     - Да что уж теперь, рассказывай. Можно сначала и по порядку…

     - Мы обнаружили твое исчезновение двенадцатого августа. Я попросила, чтобы Андрон в обед заехал к тебе на квартиру. Дверь никто не открыл. Вечером тоже. Я пыталась дозвониться, но твой телефон был вне зоны доступа. Позвонили Римме. Они с Борисом съездили на квартиру и ничего там не обнаружили, даже мебели. Уже к двенадцати дня во вторник мы знали, что ты обнулила счета. Написали заявление в полицию. Там, как обычно, предложили подождать пару дней. Они сказали, что молодежь часто бежит за приключениями, а как только заканчиваются деньги, возвращаются домой.

     Борис тут же нанял частного детектива, но тот тоже выдвинул версию, что ты сбежала с любовником. В пользу неё говорили снятые со счетов деньги и то, что ты не покупала билеты. То есть, либо ты затаилась в городе, либо уехала на машине. Для девушки нашего круга это не комильфо, ты же знаешь. Можно делать много, но чтобы никто не знал. А тут все шло к оглашению.

   Вот тут у Риммы и случился первый удар. Инсульт был несильный. Доктора её быстро на ноги поставили. Но Борис не на шутку испугался, поседел. Гера говорит, что если б не работа, то Борис загнулся бы. Ты же знаешь, как он любит твою маму. Почти весь первый год после твоего исчезновения Римма провела в больницах и санаториях.

   Тебя не переставали искать даже после того, как пришли отрицательные ответы на абсолютно все запросы полиции. Там же, в полиции, предположили, что тебя уже нет в живых. Но никто не хотел в это верить.

     - Признаться, я очень рассчитывала на то, что вы поверите именно в это и смиритесь, - перебила Еня.

     - Это жестоко, Ева, - с отчаянием расстроенной матери сказала Лиля.

     Ева только хмыкнула. А женщина продолжила:

     - Через какое-то время Борису принесли пакет документов, в которых говорилось, что ты отказываешься от прав на наследство. Это вселило надежду в то, что ты жива и скрываешься. Малиновский потребовал у полиции возобновить поиски. А Андрон подключил к работе еще и своего знакомого детектива. Сама понимаешь, время было упущено, многие следы были утрачены безвозвратно. Искать было тяжело.

     Знакомый Дрона нашел студента-медика, который за тобой ухаживал. Вернее, сначала нашли его отца. Этот доктор предположил, что было домашнее насилие. Наехал на Бориса, как танк, - Лиля рассмеялся, вспоминая сурового мужчину, который практически сумел уделать самого Бориса Малиновского, – Он ведь сохранил и фото, и видео, которые сделал его сын. Их копии выслал Борису, - Лилия замолчала.

     Они обе молчали. Молчали просто потому, что боялись разреветься. Через какое-то время (и полбутылки вина), Ева спросила:

     - А дальше что было?

     - Нашли того студента, в полиции хотели повесить на него твое убийство. Но мальчишка умный оказался. Он фотографировал тебя каждый день и завел на тебя медицинскую карту. В ней фиксировал твое самочувствие, назначения, улучшения. На фотографиях были автоматически выставленные дата и время. Страховался, боялся, что если всплывет его самодеятельность, то из института вышибут, а ситуация оказалось еще суровей. Парня спасла его скрупулезность. Да и Борис вступился за твоего спасителя, - вспомнила женщина, - Римме фото не показывали, об изнасиловании не говорили. Просто сказали, что ты жива, здорова и любовника у тебя нет. Ей стало легче. Намного. А потом снова ничего. Тишина. Мы уже отчаялись тебя найти. Не знаю, что было бы, если б не эта ваша случайная встреча с Андроном на выставке. Ну, в общем, когда Андрон сообщил нам, что встретил тебя, у Риммы снова сердечко прихватило. Уже от радости. Борис её сразу после болезни снова в санаторий отправил, для профилактики.



Марта Бромис

Отредактировано: 08.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: